• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: нежить немёртвая (список заголовков)
00:30 

«New Blood»

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:59 

Набег на dA: фэнтези/фольклор всех сортов

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:58 

"The Antediluvians were never far from their thoughts"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Вы, возможно, слышали про парня по имени Джек Чик - евангелического христианина и карикатуриста, выпустившего сотни и сотни брошюр для пропаганды своих религиозных и связанных с ними научных и общественных воззрений. Он, например, объяснял в них, что ислам, как и коммунизм тайно создала католическая церковь, что на Хеллоуин регулярно совершаются человеческие жертвоприношения, а также был автором знаменитого комикса "Dark Dungeons", положенного в основу короткометражного фильма, где убедительно показал, что игроки в D&D владеют реальной магией и обязаны совершить суицид, если их персонажи гибнут в игре.

Как легко догадаться, работы Чика неоднократно становились объектом пародии. На днях я на просторах тамблера наткнулся на основанный на WoD комикс toastdraws, в котором в стиле Джека Чика нас призывают принять Каина как своего личного Господа и спасителя. Призываю вас пройти по ссылке, поставить лайки и сделать репосты, но сам комикс заодно и сюда запощу. Хорош он.



читать дальше

@темы: трэш, угар и содомия, ролевое, нежить немёртвая, картинко

23:59 

Набег на dA: коллекции и странные сочетания

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:58 

Набег на dA: фэнтези в разных обличиях

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:01 

Набег на dA: фэнтези всех форм

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:59 

Набег на dA: кошмары, мерзости и женщины

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:59 

Набег на dA: немного романтики и первые ласточки Хеллоуина

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:57 

Моих персонажей рисуют!! Пор зову сердца!!! ААААА!!!

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский

Oniscidea (Tzimisce) by MalkyTea on DeviantArt


Смотрите, красота какая!!!
Это было совершенно неожиданно, и так круто.

На картинке - мой давний непись с лучшей, наверное, мой хроники, Айзек "Oniscidea" Пенцаг. Прочесть о нём во всех подробностях можно тут.

А ещё - удивительное и знаменательное совпадение - в тот же день вот этот прекрасный человек внезапно сделала мне коллаж-ассоциацию на Израэля Глэдстоуна, клан Малкавиан:


В деталях про него можно прочесть тут, тут, тут, тут и тут.

@темы: ролевое, нежить немёртвая, меч Каина, картинко

23:58 

Детективы, мистика и заимствования

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Сборник "Dark Detectives. Adventures of the supernatural Sleuths" мне достался в подарок, так что нехорошо бы его хаять, да он и не плох - но и достойным я его не назову. Русское издание по оформлению имитирует "Mammoth Book of something-something", но если в этой серии антологий обычно есть ощутимые колебания качества с несколькими высокими пиками, то ""Dark Detectives..." в основном включает ровные посредственные работы и практически ничего прямо потрясающего.
Впрочем, принцип построения сборника интересный. Специально для сборника Ким Ньюман написал цикл миниатюр (не роман, конечно же, вопреки предисловию) "Семь звёзд", которые открывают и закрывают книгу и идут внутри неё равномерно, как бы перебивая и отграничивая друг от друга остальные рассказы антологии. Ким Ньюман - известный знаток жанра ужасов в литературе кино и как автор "Семи звёзд" он, по-моему, проявляет себя именно в этом качестве, а не как писатель; цикл довольно слаб с литературной точки зрения и обладает очень расплывчатым и не увлекательным сквозным сюжетом, но при этом представляет собой интересную стилизацию и попытку предельно лаконично изобразить особенности стиля и эпохи. Ньюман и вообще-то - постмодернист-компилятор, использующий постоянно чужие образы и раз за разом перерабатывающий собственные, и тут это особенно заметно: "Семь звёзд" это глобальный кроссовер его собственных персонажей и историй с героями других включенных в сборник авторов на фоне, а сюжет развивается на протяжении полутора столетий от викторианской эпохи до недалёкого (и очень потешного) киберпанковского будущего. Мне больше всего понравились рассказы в середине, под нуар и трудно определимую мистику нью-эйджа, но, возможно, дело в том, что именно эти направления и эпохи я знаю хуже, отсюда и ощущение новизны. Так или иначе, в цикле есть пара-тройка ярких образов и любопытных идей, но мало литературных достоинств.
Рассказ Питера Тримейна "Наша Леди Смерть" (какой отвратный перевод названия!) - это вообще не мистический детектив, а история в стиле "Скуби-Ду", только в антураже древней Ирландии. Ни внезапных сюжетных поворотов, ни интересной загадки, ни яркого стиля тут нет, хотя написан рассказ добротно - но как-то, мне кажется, несколько механически.
"Призрак лошади" Уильяма Хоупа Ходжсона понравился мне значительно больше его большой формы (что, впрочем, несложно, т.к. она смехотворно ужасна). Это один из рассказов из знаменитой серии о Томасе Карнаки, действительно одном из первых паранормальных детективов, чей образ стал краеугольным камнем жанра. Сюжет в целом тоже "скубидушный", но при этом построен так, что на мистику даны толстые намёки, а её точную роль и долю в истории может определить сам читатель на свой вкус. Рассказ довольно приятный стилистически, написан в той старомодной манере, которую авторы этого жанра часто пытаются имитировать и посейчас.
"Кошмар Гримстоунских болот" Бэзила Коппера - кстати, пример такой имитации (и весьма талантливой!). Вообще интереснее всего контекст; Дерлет, знакомый всем нам как систематизатор и эпигон Г.Ф.Л., также был поклонником Дойла и попросил у него разрешения публиковать свои фанфики о Холмсе, а в ответ на отказ придумал Солара Понса, очевидную и беззастенчивую кальку с последнего. Цикл о Соларе Понсе впоследствии доверили причесать и частично переписать Копперу - а затем он начал писать собственные оригинальные рассказы о нём, имитируя одновременно и Дерлета, и Дойла. Постмодернизм как он есть. Что до самого рассказа - это стильная, хорошо продуманная стилизация под "Собаку Баскервиллей", читается легко и увлекательно, даже несмотря на то, что я вообще-то не поклонник Холмса.
"Не буди лихо..." Мэнли Веллмана - короткий и совершенно бесцветный рассказ без загадки, саспенса или сколько-то запоминающихся особенностей.
Брайана Ламли я не люблю, отчасти из предубеждения, но "Часы де Мариньи" мне в целом понравились. Образ Титуса Кроу достаточно фактурен и своеобразен, он запоминается (что не про всех детективов в сборнике можно сказать), а подражание Лавкрафту - чего ещё ждать от Ламли - не сводится к прямому копированию. Вообще определенное весело-ироничное настроение рассказа выглядит в сочетании с этими темами довольно свежо.
"Кто-то мёртвый" Рональда Четвинд-Хейса - единственный в сборнике по-настоящему плохой рассказ. Зато он даёт надежду всем ЙА с фикбука - вот публикуемый на протяжении многих лет автор, пишущий в точности как они: с мэрисьюшными, эксплуатирующими тему секса на уровне седьмого класса персонажами, стилистической чересполосицей, полным подрывом веры читателя в происходящее, смесью неуместного пафоса и неумелой иронии и попросту глупым сюжетом. Просто ой. А это ведь один из самых длинных текстов антологии.
"Стервятники" Брайана Муни - классический детектив по рецепту Агаты Кристи: с закрытой комнатой и очень условным набором начальных данных, которые все без исключения работают на сюжет и разгадку, умный и увлекательный. При этом он ещё и очень хорошо написан, описания живые и фактурные, образы центральных персонажей архетипические и при том симпатичные, а мистика очень умело вплетена в преимущественно детективное повествование. У рассказчика есть свой голос и лицо, а этого часто недостаёт даже классике жанра. Настоятельно рекомендую.
"Потерянные души" - в своём роде типичный для Клайва Баркера рассказ. Акцент тут не на сюжете - ускользающем и довольно рыхлом, выходящим из ниоткуда в никуда - а на стилистике и атмосфере, тошнотворных и романтически красивых (зачастую переход не улавливаешь) описаниях, сюрреалистических картинах и узнаваемом баркеровском слоге. Гарри Д'Амур - в своём роде вариация на тему Джона Константина, но в рассказе больше говорится не о нём, а о странном мире городской магии и сведённого к бытовухе инфернального зла, в котором он живёт.
"The Man Who Shot The Man Who Shot The Man Who Shot Liberty Valence" Джея Рассела - в сущности, не имеет отношения ни к мистике, ни к детективам. Это своеобразная быличка, вся соль которой в том как она рассказана - а этого нам не узнать, так как переведена она из рук вон плохо, по всей видимости. Сложно что-то сказать об этом тексте.
"Bay Wolf" Нила Геймана, оказывается, был написан специально для этого сборника - и, конечно, является его жемчужиной. Мне это стихотворение в прозе (?) очень нравится (больше, чем "Ещё один конец света") и прочесть его ещё раз всегда приятно. Вот это, кстати, грамотное и талантливое использование заимствований, компиляции и деконструкции, приводящее к созданию нового, цельного и интересного произведения.

@темы: смотрит в книгу - видит..., готишно, нежить немёртвая

23:56 

Набег на dA: Готэм и крипота

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:51 

They suck at what they do, and they're doing it good!

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Я редко пишу рецензии на порно, но для "Suckula" 1973 года не могу не сделать исключение. Это... нечто.
Фильм подан как телепрограмма вроде тех, что можно увидеть на каналах Рен-ТВ и ТВ-3: ведущий обещает эксклюзивное расследование о жизни вампиров в Лос-Анджелесе и переключается то на репортаж с места событий, то на "подлинные кадры, заснятые нашим оператором", причём почти перед каждым таким сюжетом следует рекламный блок. Думаю, нет нужды уточнять, что фильм насквозь пародийный - причём, как мне кажется, пародируются сразу и подобные программы, и подобные поджанры порнографии, как известно, часто имитирующей как "непостановочные съемки", так и все вообразимые не-эротические жанры и медиа-форматы. Вообще, похоже, что именно комедийная составляющая фильма была для его создателей на первом плане, и они несомненно веселились вовсю в процессе съёмок.
Если вам кажутся забавными неубедительная имитация немого кино, сюрреалистическая реклама с привязчивым джинглом или усатый мужчина в парике в роли журналистки - поздравляю, вы нашли кино специально по вашим запросам. Если же нет - не отчаивайтесь, ведь есть ещё оргазмические лица! Существует довольно популярное представление, что лица кончающих мужчин выглядят очень потешно; сам я не имею мнения по этому поводу, так как в моей жизни было маловато секса с мужчинами, но могу гарантировать, что лучшей иллюстрации к этой теории, чем "Suckula", вы не найдете. То, что тут сопровождает предполагаемый оргазм, обычно называется "актёры оригинального жанра с комическим экзерсисами"; описать это невозможно, как, видимо, и ощущения Дракулы от минета. Но даже если актёры не занимаются сексом, это не значит, что они не развлекаются! Бак Флауэр, актёр, кстати, засветившийся во множестве эпизодических ролей в мейнстримовом и вполне благопристойном кино, включая, в частности, "Назад в будущее", исполняет тут роль ведущего, а также журналистки, и его великолепно неловкая игра вполне достойна полноценной комедии без демонстрации гениталий и производит впечатление более чем сюрреалистическое.
К слову, о гениталиях. Эротическая составляющая фильма, как я уже отметил, явственно второстепенна для авторов, и это чувствуется, конечно. Признаться, я не пытался использовать это порно по прямому назначению, но едва ли у меня получилось бы: помимо отвлекающих гримас, "Suckula" изобилует не просто детальной демонстрацией, но и сверхкрупными планами первичных половых признаков героев, и это эротизма не особенно добавляет - просто потому, что зачастую в итоге мы смотрим просто на два трущихся друг о друга пука волос. Кроме того, любая эротическая активность тут длится без всяких вариаций две-три минуты как минимум, и, хотя выносливостью актёров можно восхититься, смотрится это несколько монотонно. Даже профессионализм всех участников и задор и энтузиазм очаровательной и горячей Бриджитт Мэйер не спасают ситуацию.
Тем проще воспринимать "Сакулу" именно как очень странную комедию.
Это... странный, но любопытный около-кинематографический опыт. но с ещё большим удовольствием я посмотрел бы "Монстры-мотоциклы, пожиравшие голых хиппи".

P.S. Советую вместо фильма посмотреть обзор Cinema Snob'а на него - там есть большая часть смешных лиц и нет однообразно качающихся мошонок.

@темы: трэш, угар и содомия, нежить немёртвая, мсье знает толк в извращениях, важнейшим из искусств...

17:31 

Набег на dA: подводный мир и пони

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
12:41 

Trick or treat till the neighbors gonna die of fright!(c)

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Одна из самых важных составляющих жанра ужасов - неожиданность. Речь не только о "бу!"-факторе и внезапных прыжках в кадр, это лишь самые примитивные способы применения фактора неожиданности (хотя также значимые и полезные). Неожиданно, что героиня Джанет Ли умирает в середине "Психо". Неожиданно оканчивается "Ребёнок Розмари". Ожидание неожиданностей порождают напряжение и неуверенность, а подлинно неожиданные события и повороты вызывают шок, и всё это вместе - самая суть жанра ужасов. Саспенс и неожиданность взаимно поддерживают друг друга. В то же время ужасы - еще и жанр с едва ли не самым устоявшимся набором образов, приёмов и тем, он прост и архетипичен. Хороший режиссёр хоррора умеет использовать этот устоявшийся набор приемов так, чтоб они все еще работали, несмотря на то, что знакомы зрителю; по-настоящему одарённый режиссёр использует ожидания зрителей от знакомых приёмов для того, чтоб поразить их внезапным и свежим поворотом. Так поступил Дрю Годдард в "Хижине в лесу", так же сделал и Майкл Догерти в "Кошелёк или жизнь" (он же - "Trick 'r Treat").
Фильм, помимо всего прочего, возрождает и незаслуженно забытую традицию киноальманаха, всегда особенно ассоциировавшуюся с жанром ужасов. Впрочем, и этот формат Догерти реанимирует по-новому: если традиционно это был набор разноплановых киноновелл, объединённых обрамляющим сюжетом или фигурой рассказчика, в лучшем случае, как в "Кошачьем глазе", одна из историй становилась стержнем, на который нанизывались другие, то в "Trick 'r Treat" сохранено единство места и времени, и только действия - четыре (на самом деле пять). При этом если первая и последняя новеллы довольно чётко обособленны (т.к. происходят по внутренней хронологии параллельно друг с другом, но разделены оставшейся частью фильма для зрителей), то две средние разделяются внятно только в своих кульминациях, а до того приходится даже гадать, что, собственно. относится к какому сюжету.
Раскрывать я эти истории не буду, чтоб не лишать никого того самого сюрприза и в самом лучшем смысле обманутых ожиданий. Скажу лишь, что это один из самых хеллоуинских фильмов на моей памяти. Как ни странно, чаще всего хорроры используют канун Дня всех святых просто как традиционный фон (как, например, даже сам "Хеллоуин" 1978 года), не особенно-то вдаваясь в его специфику. Напротив, в этом фильме всё дышит Хеллоуином, и в центре каждого сюжета - какая-то традиция этого дня, будь то вырезание тыкв или обязательные сексуальные костюмы для девушек, колядки или недобрые розыгрыши, вызов какого-то варианта "кровавой Мэри" или объедание конфетами. Параллельно и не менее активно используются и обязательные клише жанра, обычно позволяющие вычислить заранее будущих жертв, момент, когда что-то выскочит, и тому подобное; причём в половине случаев они работают - но не тогда, когда зритель этого ожидает. Начиная со сцены стаскивания простыней с чучел и до самого финала Догерти держит зрителя в напряжении, заставляя гадать - когда же выстрелит то самое ружье, которое вывешено уж слишком подчеркнуто и очевидно?..
И при всем при том "Trick 'r Treat" еще и переполнен прямыми визуальными цитатами из других ужастиков; фактически, кроме упомянутой уже "Хижины в лесу" да пародийного "Очень страшного кино" я и не припомню фильмов с таким количеством прямых отсылок, и при том уместных и не режущих глаз.
Качество съёмок, с учётом того, что речь идёт о видеофильме, поражает - это вполне достойный уровень и для большого экрана. Операторская работа продумана и изящна, особенно мне нравятся сцены в толпе. Свето-цветовое решение фильма настолько хеллоуинское, что лучше и пожелать нельзя - очень много чёрного и оранжевого, чуточка ночной (и трупной) синевы да тёмно-алые брызги тут и там. Спецэффекты сложно оценить - фильм явственно тяготеет к ретро и классике, поэтому их простоту и старомодность есть соблазн объяснить стилистическим выбором, но в то же время ясно, что с таким сюжетом никаких волков, кроме таких аниматронных, Догерти себе позволит и не мог. Но сила "Trick 'r Treat" скорее в декорациях и отчасти - костюмах (помимо уже упомянутых операторской работы и монтажа); самым страшным персонажам фильма хватает полумаски и клыков или шарообразной мешковины со швом-улыбкой.
Актёрская игра традиционно для жанра несколько преувеличена (кроме, может быть, актёрских работ детей - кстати, достойных), и это смотрится в контексте фильма вполне органично. Лично мне особенно запомнились невротический учитель почти вудиалленовского типа в исполнении Дилана Бейкера и Сэмм Тодд в роли трогательной аутистки, но это вопрос личных предпочтений - все актёры поработали хорошо.
Особо нужно отметить саундтрек - готовый плейлист хеллоуинской вечеринки, включающий и Мэрлина Мэнсона, и саундтреки классических ужасов, и даже тему из "Скуби-Ду". Конечно, такая музыка создаёт настроение как надо.
Словом, я настоятельно рекомендую "Trick 'r Treat" к просмотру и сам, вероятно, сделаю его своей личной хеллоуинской традицией.

@темы: готишно, нежить немёртвая, ужас замка Морисвилль

23:56 

Шабаш, опера, одиночество и личная ответственность

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Прочёл довольно давно у меня завалявшийся "БРПД: 1947" и окончательно убедился, что этот спин-офф мне нравится больше собственно "Хеллбоя" Миньолы. На сценарии в этом томе все еще Джошуа Дайсайрт, а за рисунок отвечают Габриэль Ба и Фабио Мун.
Сюжет этого тома отталкивается от предыдущего: вампир, которого мы уже видели, в качестве мести за поруганного и уничтоженного нацистами Джуреску отлавливает по всей Европе бывших членов СС, убивая их крайне графичными и явно сверхъестественными способами. Единственные свидетельства об этом вампире профессор Бруттенхольм находит в поставленной лишь раз опере XVIII века, на которую композитора вдохновило посещение некоего замка в Швейцарии. Туда БРПД и посылает отряд недавно завербованных бывших солдат - проверить и доложить...
Этот том вышел даже более многогранным, чем первый, но при этом переходы от темы к теме и от образа к образу чрезвычайно плавные и естественные, история ощущается очень цельной и читается на одном дыхании. Возможно, главной темой этого тома стала лояльность - и необходимость выбора между её различными объектами, те жертвы и риски, которые этот выбор или нежелание его делать ведут за собой. Маленького Хеллбоя тут, казалось бы, немного, но "1947" вносит нечто, как мне кажется, важное в историю этого героя, показывая, что серия "БРПД" всё же не стоит особняком от основного комикса про него.
Художниками этого тома выступили Габриэль Ба и Фабио Мун, которые, как и Пол Азасет ранее, явственно стремятся имитировать специфический, угловатый и изобилующий тенями рисунок Миньолы. Присутствие двух художников объясняется тем, что в комиксе большую роль играет двойственность восприятия, когда в лежащем в руинах замке одновременно идёт бесконечный бал. Таким образом, Габриэль Ба изобразил в несколько карикатурном, мультяшном (что совершенно не мешает ему рисовать совершенно жуткие сцены) стиле "объективную реальность", а более мягкий и чуть более детализованный рисунок Фабио Муна предназначался для сцен иллюзорного и сверхчувственного характера. Хотя лично мне несколько симпатичнее манера последнего, оба хороши и оба создали целый ряд потрясающе выразительных сцен, будь то общий план шабаша в честь Гекаты, великолепно плакатное убийство вампирши (напомнившее мне классический "Фольксштурм"), вырывающиеся из-под земли упыри или молчаливая реакция его сородичей на речь Кёнига (конечно, последняя сцена ещё и прекрасно срежиссирована Даёсартом).
Наверное, на данный момент это мой любимый Комикс по Миньола-версу, подтверждающий, что этой вселенной на пользу, когда над ней работает не сам Майк Миньола.

@темы: нежить немёртвая, лубки заморские

18:51 

Набег на dA: чудовища

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:52 

Кое-что об эскимосах и абортах

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
29.04.2016 в 14:51
Пишет фея в шляпе:

Ангиак - специфический вампир аляскинских эскимосов, брошенный в тундре (или, как вариант, скинутый со скалы) ребёнок, который после смерти становится преследователем своих родственников и, в особенности, матери.

У нескольких братьев была только одна сестра, которой они не позволяли выйти замуж. Тем не менее у нее было множество поклонников, и в конце концов она забеременела; из-за попреков братьев она тайно скинула дитя, но ребенок этот обрел сознание и стал ангиаком. Он подобрал собачий череп и стал использовать его как каяк, а кость из человеческой руки — как весло. Каждую ночь он тайком пробирался в дом и ложился рядом с матерью сосать ее грудь, а днем занимался тем, что преследовал в море ее братьев и делал так, что они переворачивались и гибли один за другим. Завершив свою месть, он раскаялся в сделанном и бежал на север; там он потихоньку пробрался в дом, где в этот момент вызывали духов. Ангакок* сразу заметил его (посредством «второго зрения»); но, когда люди в доме зажгли свет и начали искать его, он перепугал всех насмерть.
После этого он стал еще могущественнее, но вернулся в селение своей матери и укрылся в куче мусора. Случилось так, что ангакок того селения как раз собирался вызывать духов, чтобы определить причину гибели братьев. Сестра сперва отрицала, но в конце концов призналась в своем грехе и сказала: «То, что я родила, еще не было настоящим ребенком». Как только она произнесла эти слова, ангиак ощутил боль в голове, а когда она продолжила рассказ, он лишился чувств и умер.


Шикарные, шикарные эскимосские сказки. Лучший фольклор эвер.

URL записи
*Ангакок (ткж. ангакук) - колдун, шаман у гренландских эскмосов

+

Одна женщина, жившая в большом и многолюдном доме, рожала, как вдруг повитуха, помогавшая ей, воскликнула в ужасном смятении: «Ах, это не ребенок, это чудовище с огромными зубами; оно грызет мою руку!» Пока она кричала, все обитатели дома в страхе разбежались; часть убежала к лодке, которая лежала перевернутая вверх дном, часть – на верхушку высокой скалы; только двум мальчикам и их сестре не хватило там места, и они бросились к кладовой с продуктами. Тем временем чудовище появилось у входа в дом. Оно тянуло за собой собственную мать; волосы ее рассыпались по всему телу. Сначала чудовище набросилось на тех, кто нашел убежище под лодкой. Само оно не могло взобраться на помост, поэтому сгрызло внизу подпорки; лодка накренилась, люди посыпались вниз, и чудовище сожрало их всех. Затем оно направилось к скале; те, кто нашел там убежище, от страха начали толкаться и спихивать друг друга. Они толкались до тех пор, пока все, кроме одного, не оступились на вершине и не скатились кубарем вниз. Тогда чудовище приказало скале опрокинуться и так разделалось с последним из укрывшихся там. Убив всех этих людей, оно направилось к кладовой, но остановилось и вместо этого вползло в главный дом; так повторялось несколько раз, причем с каждым разом оно оставалось внутри чуть дольше.

Во время последнего такого отсутствия дети убежали из кладовой далеко в тундру, так что и дом, и кладовая скрылись из глаз. Они бежали, пока не увидели незнакомый дом. Они вошли в дом, рассказали свою историю и остались там ночевать. Большинство обитателей дома заснуло; сестра, однако, от страха не могла спать. В полночь она услышала, как кто-то сказал: «Скорее всего, они сами убили своих домашних, хотя и рассказывают нам странные истории. Безопаснее всего будет убить их утром». При этих словах она сильно встревожилась и, когда все уснули, подняла братьев.

Они снова бежали и добрались до другого дома, где их ждала такая же участь. Но на этот раз, убегая из дома на вторую ночь, сестра взяла башмак одного из братьев и толкнула им несколько раз входную дверь. Одновременно она произнесла заклинание, или проклятие, на всех обитателей этого дома.

Они снова двинулись в путь и встретили человека необычайной величины, который нес на плечах половину оленьей туши. Сестра тогда сказала младшему из братьев: «Иди и попытайся объяснить ему, что заставило нас прийти сюда»; и она подсказала ему нужные слова и научила, как говорить. Когда мальчик закончил, встреченный человек взял их с собой в свой дом; внутри он оказался очень уютным, а стены были сплошь увешаны оленьими шкурами. Они все остались в доме и приготовили себе поесть из сушеного мяса. Когда это было сделано, девочка сказала братьям: «Оленина – хорошая еда, в этом не может быть никаких сомнений; но что сделает ее еще лучше?» – «Конечно, если смешать ее с вкусными куропатками, будет еще лучше». – «Поэтому вы должны выйти поскорее из дома и добыть несколько штук». Они ушли; послышалось хлопанье крыльев, и вскоре братья принесли в дом множество птиц. За очередной трапезой, уже с куропатками, сестра снова заговорила о том же: «Куропатки, конечно, прекрасны, но что сделает их еще лучше?» – «Разумеется, для этого к ним нужно добавить немного зайчатины!»; они вышли из дома и наловили множество зайцев. Так и пошло: сестра много раз повторяла одно и то же, упоминая при этом всевозможных зверей и птиц, и в конце концов сказала: «Молодые сердлер-наки (сказочные птицы) просто великолепны, но взрослые птицы – о, идите же скорее! Скорее!» Но великан, у которого они жили, сказал: «Я никогда не охотился на этих птиц без некоторых опасений; когда самка выводит птенцов на подветренном берегу вон того мыса и ловит для них тюленей, она очень опасна». Тем не менее все они выбежали из дома посмотреть на птицу; но, увидев, как она сидит на верхушке скалы и время от времени хищно на них поглядывает, перепугались и вернулись в дом. Остался только младший брат – и птица разорвала его на кусочки. Тогда сестра воскликнула: «Пришла, видно, пора мне вмешаться!»; и они все вместе выбежали из дома. Девочка быстро сняла с ноги башмак, ударила им птицу и убила ее на месте. После этого она разрезала ее и обнаружила, что сумка ее полна тюленьих костей; нашлись среди них и кости ее брата. Она тщательно выбрала их все и унесла с собой. Еще в дороге она почувствовала, что кости шевелятся в сумке; а подойдя ближе к дому, она выложила их на землю, и брат ее быстро ожил – судя по всему, целый и невредимый, и все они благополучно добрались до дому.

(С)


@темы: готишно, нежить немёртвая, трэш, угар и содомия, цитатко

23:30 

Набег на dA: фэнтези и немного прочего

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
17:17 

Сумеем кровь пролить за СССР (с)

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Вы, возможно, знаете о моей любви к книжным развалам и всякого рода магазинчикам уценённой литературы, число которых, кажется, сокращается в Москве день ото дня. И, конечно, увидев на таком прилавке книгу под названием "Тимур и его команда и вампиры", я не мог пройти мимо.
Итак, Татьяна Королева, "Тимур и его команда и вампиры".
Скажу сразу, я не читал ни "Гордость и предубеждение зомби", ни других образцов жанра, и не знаю, насколько повесть соответствует канонам мэшапа. Насколько я могу судить, в работе Королевой текст Гайдара переработан больше, чем обычно жанр это предполагает: прямых сколько-нибудь развёрнутых цитат (которые заботливо выделены курсивом) в повести всего около десятка, причем цитируется не только почти-одноимённая книга Гайдара, но и киносценарий-сиквел "Клятва Тимура". При этом мэшап довольно аккуратно следует событиям "Тимура и его команды", но с изменениями в хронологии - так, квакинцев запирают в самом финале повести.
Аннотация на обложке сообщает, что "Летом 1939 года над Советской страной ещё простиралось мирное небо, но авангард зла уже вступил на территорию Страны Советов. Вампир Арман пытается овладеть чистыми душами двух юных девушек...", и поэтому я ожидал, во-первых, идеологически-пропагандистского текста в духе "Дети против волшебников", а во-вторых - кроссовера с Энн Райс. В общем-то, в книге нет ни того, ни другого. Удивительным образом Королева решает использовать словосочетание "вампир Арман", но не связанный с ним довольно известный образ, особенно уместный в сюжете про Тимура и его ровесников; тут Арман выдает себя за Григория, дядю Тимура, и, соответственно, является взрослым импозантным мужчиной. Что же до идеологии... я не совсем уверен, какая она в книге; с одной стороны, красная звезда - это пентаграмма, защищающая от тёмных сил и вампиров, с другой - граждане постоянно боятся арестов и всесильной "чеки" (правда, это всегда не фокальные персонажи)... Кстати, забавно, что за всю книгу тимуровцы не делают ничего собственно тимуровского - никому в бытовых вопросах не помогают.
Начинается книга с какой-то пугающей резвостью: всю завязку "Жребия" Кинга нам выдают в сжатом виде в первой главе, а намеки на развитие сюжета выкладывают с ненавязчивостью работников сцены, не успевших смонтировать декорации до поднятия занавеса. Но потом книга становится... не то чтоб лучше, но гораздо более приемлемой. Если первые две главы, написанные с какой-то антилитературной торопливостью, производят впечатление плохого фанфика, то дальше "Тимур..." выходи на средний уровень серии "Страшилки", откуда было взято и всё внутреннее оформление книги. Не шедевр, но написано с некоторой даже претензией на литературность, есть попытка стилизации и под Гайдара, и под эпоху, есть довольно остроумные ре-интерпретации сюжетных элементов оригинала (например, изгнание Квакина или образ овчарки). Есть и просто забавные пассажи, типа этого:

«...хоть одну коровёнку до восхода задрать успеет. А если повезёт, то и пастуха, - парнишка недвусмысленно чиркнул по горлу большим пальцем.
- А мы что - будем стоять и смотреть?!?
- Не. Зачем стоять? Можем ящики из угла к окну переставить да присядем!»


При этом финал оказывается таким же обескураживающе торопливым и невнятным.
Поскольку очевидно, что Королева высмеивает "вампирский" поджанр (по крайней мере, я не знаю, как иначе объяснить откровенно смехотворные попытки Армана охмурить Ольгу в духе эпигонов романтизма), то, возможно, эти подчеркнуто конспективные и банальные части - пародия, но если так, то неудачная. Их пародийность не ощущается, это просто скверно написанные эпизоды.
В общем и целом я ожидал, что "Тимур и его команда и вампиры" будет либо - с небольшой вероятностью - чем-то потрясающе остроумным и небанальным, либо, скорее всего, полным кошмаром и стилистическим месивом, но это ни то, ни другое. Книга в целом читабельная, книга - "meh", и для очевидно эпатажного проекта это, как мне кажется, хуже, чем явный и громкий провал.

@темы: нежить немёртвая, смотрит в книгу - видит..., трэш, угар и содомия

23:57 

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
У меня довольно противоречивое, как вы, возможно, заметили, отношение к "Хеллбою" - мне чертовски нравится стиль рисунка Миньолы и мне на сто процентов близка его эстетика, этот микс нацистских безумцев, демонов, фейри и отсылок к Лавкрафту, но сами сюжеты комикса и их подача кажутся плоскими, банальными и порой в результате раздражающими - или, как минимум, не вызывающими сопереживания. Третий том комикса, "Гроб в цепях и другие истории" - не прямое продолжение сюжета "Пробуждения дьявола" (точнее - не целиком оно), а сборник коротких историй и отдельно стоящих комиксов о Хеллбое, зарисовочек из разных моментов его биографии. И этот том мне понравился куда больше, вот уж он понравился по-настоящему.
Большинство историй в сборнике являются довольно прямыми переложениями различных народных сказок и легенд, в которые включен Хеллбой, то есть Миньоле не приходится придумывать собственные сюжеты, главное - сохранить или создать атмосферу. При этом если в рамках большой истории откровенная вторичность вызывает скуку и раздражение, то в короткой зарисовке гораздо важнее подача, поэтому это работает.

@темы: АдЪ, лубки заморские, нежить немёртвая, трэш, угар и содомия

Хомячковое королевство

главная