• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: готишно (список заголовков)
23:58 

"Это более здоровое и достойное занятие, чем быть некромантом!"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Когда-то давным давно, когда деревья были большими, а ваш покорный слуга - юным и чистым душой, он читал мангу без разбора, и в том числе попалась ему одна под названием "Vulgar Ghost Daydream" за авторством Окусэ Саки и Санкити Мэгуро. К сожалению, попалась лишь первая глава, и, хотя манга ему понравилась, ваш покорный слуга был слишком наивен и криворук, чтоб искать альтернативные переводы. А не так давно он вдруг вспомнил об этой манге, сообразил. что такие переводы могут быть, и вот - прочёл семь томов. о чём вам и поведает.
"Vulgar Ghost Daydream" - история о Сайки Мисаки, по основной профессии - доминатрикс в СМ-борделе, подрабатывающей медиумом при Группе сохранения нормальных условий проживания, государственной службе, фактически полуофициально решающей для населения проблемы с призраками (учитывая синтоизм и японский менталитет это даже не выглядит фантастическим допущением). Вместе с Кадотакэ Соитиро, работником той самой группы, который, тем не менее, призраков очень боится, она выезжает на связанные с привидениями вызовы и изгоняет или умиротворяет души умерших - когда при помощи увещеваний, когда - исполнив последнюю волю или найдя их убийц (поэтому зачастую работа включает расследование). Ах, да, а ещё у Мисаки есть личный сталкер, некто Мицуру, который регулярно крадёт её грязное бельё, фотографирует её... и своим постоянным незримым присутствием порой даже помогает поначалу в делах. Постепенно за разборками с отдельными призраками вырисовывается цельный сюжет, связанный с сайтом для самоубийц «Rock’n’Roll Suicide» и увязывающий вроде бы случайные встречи до того в пугающе тугой узел судьбы...
О манге в целом, как ни странно, говорить немного сложно. Поначалу она именно такова, как вы, скорее всего, подумали, прочитав предыдущий абзац, - мистический детектив с большой долей комедийного этти; Окусэ Саки органично, как редко умеют за пределами Японии, соединяет по-настоящему жуткие и депрессивные истории с фетишистской униформой Мисаки и постоянными шутками по поводу садо-мазо. Где-то с четвёртого тома чётко обозначается основной сюжет (тогда как до того отдельные главы были самостоятельными историями), и манга становится как-то серьёзней: мрачность возрастает, а её и так было немало, сексуальность целиком ставится в контекст психологизма (а точнее - психологических травм), а пошлые шутки и фан-сервис, про которые Окусэ иногда вспоминает всё-таки, выглядят несколько вымучено. Теперь для некоторого расслабления читателя между очень жёсткими и длинными сюжетными главами помещаются истории-филлеры, короткие и сентиментальные. С одной стороны, такая смена акцентов досадна (потому что, скажем прямо, не в последнюю очередь из-за BDSM-ного фан-сервиса), с другой - нельзя сказать, чтоб манга стала хуже. Хотя то, как третьестепенный персонаж (не буду спойлерить, какой) выходит на первый план, и акценты в его образе существенно смещаются, всё же немного напрягает.
Итак, что же там с идеями? Не просто так основная сюжетная линия связана с самоубийствами, а главный антагонист провоцирует людей на суицид. У многих персонажей манги, включая саму Мисаки, есть травматический жизненный опыт, подчас очень, очень болезненный; тем более есть он у призраков - в сущности, являющихся лишь осколками воспоминаний. Вопрос, который ставит мангака, прост и, вообще-то, банален - как преодолеть эту травму и жить дальше (а "не преодолеть" - это и про самоубийц, и про призраков, зацикленных на таком переживании и после смерти, и некоторых живых, но по сути тоже переживающих лишь один - прошедший - момент персонажей), а также что достойней - продолжать жить вот так, преодолевая, или умереть и освободиться. Действительно довольно банально, но также и тема монолога Гамлета - Окусэ на Шекспира, конечно, не тянет, однако история получается всё же довольно сильная. Да и мысль, что такое "не-преодоление", в сущности, отравляет всё вокруг (не только призраки губят тех, до кого могут дотянуться в своей посмертной агонии, но и просто факт самоубийства становится новой травмой уже для других людей, и так далее), мне нравится.
Рисунок Санкити Мэгуро в меру детализирован, в меру реалистичен и весьма выразителен. Призраки получаются страшными, девушки в корсетах и сапогах-чулках - сексуальными... Не совсем (особенно в первых томах) идеальны динамичные боевые сцены, они кажутся несколько сумбурными, зато удаются напряжённые моменты перед боем или "застывшие" пафосные кадры в процессе ударов. Вообще же Санкити очень успешно использует возможности, которые даёт именно манга-формат, что особенно заметно в поздних томах, где Мисаки (и не только она) проникает в мечты, сны или воспоминания призраков, причём иногда нескольких сразу; разбивку на кадры мангака использует, чтоб продемонстрировать сюрреалистические эффекты, знакомые по сновидениям каждому - внезапную смену места действия или собственного внешнего вида, трансформации собеседников и несколько параллельных линий сна... Выходит очень эффектно и красиво. В целом попрекнуть могу разве что за то, что отрисовка второстепенных героев иногда слегка меняется между томами, так что их чуть сложнее узнать, но и то мне, быть может, кажется. Ах, да, первая глава нарисована почему-то в несколько ином стиле, чем дальнейшее - не судите по ней.
В целом "Vulgar Ghost Daydream" - интересное произведение с запоминающейся атмосферой и харизматичными персонажами - в особенности Мисаки, но и второстепенные не подкачали. Первые три тома могу рекомендовать всем, кому идея охоты на призраков в кожано-латексном прикиде и при помощи духа-верёвки кажется привлекательной; дальнейшее - любителям мрачных мистических детективов с упором на психологизм.

P.S. На эту макнги (или аниме по ней) вообще есть арты? Поделитесь, если у кого имеются. Pixiv и DA меня разочаровали.

@темы: трэш, угар и содомия, отакуёвое, нежить немёртвая, манго, лубки заморские, готишно

22:46 

Колоссальное безымянное богохульство с горящими красными глазами...(с)

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
я было начал делиться с вами особенно симпатичными мне артами и художниками, да тут же и забросил это. Нехорошо.
Сегодня я хочу показать одного из самых прекрасно-мрачных художников, прекрасно отражающим моё представление о космическом ужасе и всяческих нечестивых древних божествах (а также их ублюдках и жертвах). Chetzar, друзья мои, - трепещите!



Ещё больше омерзительно искажённых форм и нечестивых образов из-за грани безумия

@темы: благословение Малкава, готишно, картинко, трэш, угар и содомия

23:44 

"Я просто хочу рассказать историю. Какой смысл в истории, которую некому поведать?"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Прочитал первые три (из восьми) выпуска "Strange Embrace" Дэвида Хайна. Спасибо Disk D за наводку...
Сукумар - подросток, играющий роль посыльного в отцовской лавке. Каждую пятницу ровно в определённое время он доставляет собранные по списку продукты в дом, полный африканских артефактов, владельца которого мальчик никогда не видит. Однажды неведомый заказчик всё-таки окликает его, и Сукумара охватывает такой ужас, что он, не обернувшись, панически бежит из полного жутких масок и отвратительных фетишей дома... Пока его не останавливает вышедший из подворотни неприятный бледный тип в чёрных очках и с полубезумной улыбкой на лице. Он настойчиво зовёт подростка за собой, обещая рассказать ему историю этого таинственного клиента и показать кое-что интересное... Но вместо этого Алекс (так зовут жуткого незнакомца) начинает с собственной истории, а "интересным" оказывается коллекция фантомов - его знакомцев, повествующих о соответствующих эпизодах его жизни. Родители, друзья детства - такие, какими запомнились Алексу, и какими ему приятно их воображать. У маленького Алекса был дедушка, котрого родители мальчика не любили, но сына с ним оставляли, потому что у них самих времени на ребёнка не было; а у деда был дом на 225 комнат, целиком заполненных книгами, редкий дар рассказывать истории, обходясь без слов, и способность так же без слов узнавать чужие мысли... Последнюю способность перенимает и Алекс; когда после смерти деда, единственного сколь-кто близкого ему человека, мальчик попадает в школу-интернат, умение читать мысли сперва завоёвывает ему популярность, а потом, разумеется, начинает отпугивать - ведь Алекс не знает, когда остановиться, и милые фокусы быстро сменяются беззастенчивым проникновением в самые потаённые уголки сознания. А Алекс, как это часто бывает, обнаружив, что его особый дар скорее отвращает, чем привлекает, начинает намеренно провоцировать ужас и ненависть... Спустя годы, повзрослев и окончательно став мизантропом и социопатом, Алекс селится в доме, принадлежащем мистеру Корбо - тому самому старику, покупки для которого доставляет теперь Сукумар. А поселившитсь там, Алекс решил стать писателем и начал распутывать историю жизни Корбо, частично домысливая её тёмные подробности, а частично похищая их из сознания полубезумного старца...
Вы. вероятно, заметили, что я употребляю слово "история" с тавтологической навязчивостью. Дело в том, что "Strange Embrace" - это действительно история об историях. Алекс ведёт свой рассказ, прибегая к помощи живых сюжетов-повествователей, биография - кто знает, насколько выдуманная - мистера Корбо - это уже история в истории (причём именно "история", а не сюжет, ведь Алекс её пишет), и именно повествование, вымысел, интерпретация составляют центральный элемент и суть этого комикса. В общем, он очень геймановский (хотя, пожалуй, несправедливо приписывать целое направление одному, пусть талантливому, человеку); странное начало, когда Сукумар без особенных причин следует за Алексом и выслушивает его, арочная композиция... Комикс построен тонко и эффектно, полифония голосов рвассказчиков (которые, в то же время, на самом деле все - голос Алекса), полунамёки и недомолвки, заставляющие работать воображение... Пожалуй, помимо Геймана это странным образом напоминает Майринка, которого я как раз сейчас тоже читаю...
Рисунок Хайна очень напоминает мне чей-то стиль - скорее всего, даже не автора комиксов, - но я не могу нащупать эту ассоциацию... Есть в его угловатых линиях и трагически изломанных, тонких фигурах что-то от стиля Дина Ормстона, но это не совсем то же самое... Так или иначе, очень графичный, чуть гротесковый стиль как нельзя лучше подходит к рассказываемой Дэвидом Хайном истории. Очень умело использованы контрасты, контуры и светотень - видно, что автор начинал как растушёвщик.
В общем, "Strange Embrace" - мрачная, немного безумная, завораживающая история - множество историй... Жду не дождусь продолжения.

@темы: лубки заморские, готишно

23:55 

Балкон, мешок и укиё-э

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Посмотрел фильм "Kowai Onna" (согласно переводу, что я встретил - "Злые женщины"). Это сборник из трёх новелл разных режиссёров, всё это - весьма своеобразные ужасы, и всё - действительно более-менее про женщин...
Первая новелла, от Кэйта Амэмии, это совершенно классическая детская страшилка. В ней мало логики, её приёмы грубы и примитивны (что только усугубляется очень, очень дешёвыми спецэффектами), и при этом она жутко страшная. Вообще японцы, кажется, свободны от почти всеобщей для, неполиткорректно говоря, белых людей искусства потребности объяснять и извиняться за свои фантастические допущения. Тут никаких объяснений нет, и фильм от этого только выигрывает. Пересказать сюжет новеллы затруднительно - на словах выйдет слишком коротко и выльется в спойлер. Это, собственно, погоня, какую наверняка каждый хоть раз видел в кошмарах. Первый сюжетный поворот - связанный с тем, где в действительности эта погоня идёт, разгадывается довольно легко, зато второй... Пожалуй, ничто не сравнится по силе воздействия с сюжетами об иррациональном внешнем зле; и тут вновь отсутствие объяснений, принципиальное и полное, делает фильм по-настоящему мощным - никаких причин, даже случайно запущенного триггера (вроде чтения вслух древних манускриптов), ничего, рационализирующего произошедшее с несчастной девушкой...
Вторая новелла, снятая Такадзи Судзуки, начинается с того, что начальник предлагает нелюдимому юноше сходить на свидание с его сестрой... а на свидании обнаруживается, что выше пояса девушка одета в туго затянутый мешок. В новелле есть многое от театра абсурда - но то, что почти все сцены нелепы, а многие - положительно забавны, не делает сюжет менее жутким. Страшен на "реалистическом" уровне брат-начальник, кажущийся сумасшедшим (он одел свою сестру в мешок, он угрожающе требует встречаться с ней, он наведывается в дом героя... кто знает, что он может вытворить?); на фантасмагорическом уровне страшна, разумеется, сестра - мы так и не узнаём, что под мешком, но судя по тому, что мы видим и слышим, это нечто очень жуткое; но кроме того, на уровне самоидентификации с главгероем, она страшна и несколько иначе - своей неотвязной назойливостью. Собственно, это история о боязни отношений; не об ужасе перед сексом, теме распространённой, хотя и секс тут есть - и в явном символизме дырки в мешке, и в странных ухаживаниях при помощи одних лишь ног. Но прежде всего речь об отношениях с девушкой в целом. Нам не зря изначально показывают, что главгерой нелюдим и, похоже, вовсе не хочет заводить подружку; в мешке или нет, но девушка оказывается взбалмошной и непонятной, она требует внимания, она проявляет напор, а парень не знает, что с ней делать, как с ней разговаривать, как её удовлетворить... Весьма любопытный сюжет и запоминающееся художественное решение, пожалуй, самый сильный из трёх эпизодов.
Третья новелла, произведение Кейсукэ Тоёсимы, посвящена старой-доброй идее, что мы обречены повторять судьбу родителей - а наши дети, таким образом, страдать, как прежде мы. Пред нашими глазами предстаёт цепочка матерей, связанных не только кровью, но и проклятьем. Вещь жутковатая - прежде всего благодаря предчувствию беды, нагнетаемому с первых кадров, и шокирующему вторжению в самую безопасную область - в отношения матери и ребёнка, - но довольно простая и слегка затянутая; вот тут резкого переосмысления узнаваемого сюжета, как в первой новелле, явно недостаёт.
В целом "Kowai Onna" понравилось мне весьма. Всем любителям японских ужасов и просто странных и жутких вещей смело рекомендую.

@темы: японцы ебанутые, ужас замка Морисвилль, готишно, важнейшим из искусств...

23:53 

"Я не ради извращённого удовольствия хочу осмотреть дом. Ну, не только ради этого."

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Прочитал "Ученик монстролога" Рика Янси.
Перед обсуждением сюжета и прочего поясним заглавие. Монстрология - это наука, изучающая враждебных человеку существ, реальность которых не признаётся традиционными учёными, то есть монстров, а также и охота на них; у монстрологов вроде бы есть какая-то официальная организация, но они очень немногочисленны, так что учеьных заведений или даже кафедр монстрологии не существует; большинство об этой науке не слышало, а кто слышал - относится либо со скепсисом, либо с подозрением. Короче говоря, это криптозоология, с той лишь разницей, что в мире Рика Янси чудовища иногда действительно встречаются.
Это классическая история, как и положено, произошла в 1888 году в Новой Англии. Перед нами предстают двое основных персонажей, к которым потом присоединяется третий (его следует также считать главным, поскольку его характер - антитеза двум другим, как и они в ином смысле антитеза друг другу). Рассказчик - Уилл Генри, двенадцатилетний мальчик, отец которого работал на Доктора и который занял его место после гибели родителей, тихий и пугающе одинокий. Главный герой - Пеллинор Уортроп, которого почти все называют неизменно просто Доктором, монстролог, молодой мужчина, страдающий от маниакально-депрессивного психоза; поначалу он кажется эдаким Гербертом Уэстом, но всё совсем наоборот - Доктор чрезвычайно, рыцарски этичен, чувство ответственности и справедливости развито у него сильно - другое дело, что при этом эмоциональная сфера, и вообще всё, что не относится к чистому рацио, у Уортропа совершенно не развито (в силу особенностей воспитания), так что он часто не понимает, как поступать хорошо или просто не замечает момента, когда это нужно сделать. И над Доктором, и над Уиллом Генри тяготеют тени отцов, по сути, определяющие их занятия и жизненные цели, частично как наследие, частично - как попытка заслужить любовь уже мёртвого родителя, продолжив его дело. Уилл Генри и Пеллинор Уортроп - в известном смысле зеркальные отражения друг друга. А в качестве "негатива" выступает Джон Керн (вы можете звать его Джек), в отличие от Урторопа - практик, охотник на монстров, и, опять же в отличие от него, прекрасно социализированный, харизматичный и весёлый - а также совершенно, притом сознательно, аморальный. Это, безусловно, мой любимейший персонаж тут, - ну как не влюбиться в этого бесчеловечного артистичного мерзавца?..
Пересказывать сам сюжет было бы слишком длинно и сопряжено со слишком большим количеством спойлеров (хоть бы и "промежуточных"). Завязка его проста - гробокопатель находит в могиле нечто ужасное, нечестивое, противоречащее законам человеческим и божеским - короче говоря, тварь, пожиравшую тело девушки. Доктор устанавливает, что речь об антропорфагах - о каннибалах, то есть дикарях, друг друга поедающих, о людях, которых плечи выше головы - и проявляет к делу живейший интерес: во-первых, это уроженцы Африки, прежде в Америке не встречавшиеся, а во-вторых, это стайные существа, и где-то поблизости должны бродить сородичи найденного монстра... Предсказание доктора оправдывается даже сверх меры, и в мистический псевдонаучный ужас вплетается кровавое безумие...
Книга написана от первого лица, Уиллом Генри, но в очень, очень преклонном возрасте, что снимает вопросы относительно высокого стиля и глубоких размышлений (возможно, нехарактерных для двенадцатилетнего мальчика), а также некоторых анахронизмов. Стилистически Рик Янси старательно и успешно копирует литературу приключений и ужасов рубежа веков. Конечно нам, неподготовленным читателям, вспоминается прежде всего Лавкрафт, и тут есть и люди, попавшие в сумасшедший дом за рассказы о встречах с монстрами, и мысль, что человек - вовсе не венец природы и даже вообразить не может ужас, таящийся во тьме, чтоб сожрать его, и напряжённые блуждания во мраке, но одним Лавкрафтом дело не ограничивается. "Ученик монстролога", например, гораздо более кровав, чем истории Г.Ф.Л., в нём куда больше действия - сражений, охоты, отчаянной борьбы за жизнь, описанных тоже красочно и в старом стиле; он также физиологичнее - у Лавкрафта были рассказы о кладбищенских людоедах, но столько запаха гниющей плоти, разорванных тел и прочего не было, как и всяких паразитических организмов и прочих деталей (упоминаю это в сугубо положительном смысле - кровь-кишки очень атмосферные и поданы со вкусом). Боюсь, я просто недостаточно знаком с художественным течением, откуда произрастает эта книга, чтоб подобрать точные аналогии. Но что это хорошая стилизация - видно невооружённым взглядом. Читать сочные, немного архаичные описания штормовой ночи на одном корабле с чудовищем - истинное наслаждение. Особо отмечу непринуждённо разбросанные по тексту подробные научные справки о деталях жизни антропофагов, не дающие позабыть, что наши протагонисты - учёные, и действие происходит в просвещённый век, а монстры - это просто редкие малоизученные виды, а не твари из ада (впрочем, последнее утверждение другие эпизоды ставят в эмоциональном плане под сомнение).
"Ученик монстролога" мне очень понравился. Стильная, интересная и не лишённая при том смысла и определённой глубины книга, с очень симпатичным сеттингом (мрачное викторианство, Новая Англия, полубезумные учёные, кладбища!) и - не будем забывать о нём - великолепным Джоном Керном! Готов советовать. Кстати, кажется, скоро выйдет продолжение...

@темы: смотрит в книгу - видит..., расчленёнка, готишно

21:33 

Чёрная Среда: Scull of Regret vs. Birghtday Skeleton

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:57 

Про то, сколь много жуткого может обитать в полутёмных подвалах...

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Наконец-то сходил на выставку "Гигер. Графика. Ретроспектива".
Выставка производит впечатление ещё прежде, чем попадаешь непосредственно в зал. Согласитесь, спускаться по тёмному изогнутому туннелю - лучшая прелюдия к созерцанию работ Гигера, не правда ли? А тем более стены, покрытые мигающими глазами. Вообще выставочное пространство организовано замечательно, и именно оно, выставка в целом, как явление, и представляет наибольший интерес. Полагаю, зал и ранее был увит разнообразными трубами, а в полу местами скрипели решётки сливов, но для такой экспозиции это стало отличной декорацией. Кроме того, на одной стене демонстрировалось очень красивое видео, составленное из с замечательным изяществом склеенных между собой и анимированных работ художника - медленное движение вдоль подёргивающихся тел, работающих поршней, моргающих безумных глаз и алчно шевелящихся жвал, окутанных колеблющимся туманом, в сопровождении то механического шума, то странной музыки, которые почти не отличимы друг от друга, производит прекрасное впечатление. На другой стене демонситрируют документальный фильм о Гигере, который очень стильно поставлен и срежиссирован, но сцены, где это заметно, перемежаются скучными интервью с кем попало (что я, и без этих людей не знаю, что на рисунках Гигера полно penises, guts and gore?).
Что до самой экспозиции, то она достаточно разнообразна. Есть тут и обязательные узнаваемые биомеханоиды, и эскизы к "Чужому" и "Дюне", и кое-что из зодиакальной серии, и, конечно, некоторые образцы из "Necronomicon". Прекрасные лавкрафтианские образы, циклопические здания, машины, ландшафты или органы, абсолютное отрицание разделения на живое и мёртвое, органическое и механическое, естественно-безумное переплетение форм. Кстати, как я понял уже post factum, нет ни одной из его наиболее сексуально-провокативных работ - неужто и правда предполагалось, что на всё остальное будут смотреть дети?.. Впрочем, мы отвлеклись.
Из произведений, которые я прежде не встречал, назову "Rhesus Positive" (если название верно; либо на выставке, либо в моей памяти путаница), выделяющуюся непривычным цветовым решением - тревожно алый с вкраплениями контрастного синего; при том, что сюжет и образы вполне типичны для тех же "некрономиконовских" страниц, цвет оставляет совершенно иное впечатление. Кроме того, "традиционная", без использования аэрографа, графика Гигера гораздо менее известна, так что её образцы - всё-таки заметно отличающиеся от его привычного стиля, хоть также и узнаваемые, - было особенно интересно увидеть. И коллажи, выполненные Гигером в соавторстве с дай-бог-памяти-кем, - интересная попытка изобразить узнаваемые сюрреалистические образы с помощью объектов реальных - от самурайских шлемов до птичьих глаз.
Ну, я думаю, эту выставку вы и без меня не пропустите. Так что напоминать, что Г.Р. Гигер - величайший из ныне живущих художников, я тоже не буду - а то ещё спорь тут с вами...

@темы: готишно, высокое искусство

23:58 

"Правдивым событиям не обязательно происходить"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Итак, друзья мои, наконец-то дождались - третий том "The Sandman" Нила Геймана! Вы, как и я, несомненно, мечтаете скорее прильнуть к этому живительному источнику. Не буду далее томить вас.
В отличие от предыдущих томов, в "Стране снов" нет никакого сквозного сюжета. Это действительно страна снов (или, вернее сказать, dreams, ибо многозначность этого слова точнее отражает суть этого тома, где немногие спят, но многочисленны обличия грёз) во всём разнообразии своего разнородного ландшафта. Так что придётся нам остановиться на каждой достопримечательности в отдельности - боюсь, я могу приоткрыть некие секреты, так что тем, кто не любит знать развязку заранее, лучше далее не читать.
Писатель, насилующий музу... Казалось бы, очевидная аллегория. Не поручусь поэтому, что до Геймана никто не трактовал её буквально - хоть сам я такого не встречал. Фактически, этим образом сюжет и ограничивается, но... Но образ этот сам по себе - то ли покаяние писателя. то ли аутотерапия (впрочем, исповедь всегда аутотерапия). Гений и злодейство... Гений - быть может (чуть ниже мы вернёмся к этому вопросу), но творчество далеко не равно благу само по себе. И, разумеется, творческий человек всегда балансирует на грани безумия, не так ли?..
Кошки... Говорят, у собаки есть хозяин, а у кошки - слуга. Мы кормим их, играем - когда они того хотят, вычёсываем, ласкаем - если они позволяют... Дёргаем за хвосты. Топим их детей. Итак, кто же есть у кошки? I have a dream... Это просто удачная фраза - или она передаёт что-то из самой сути? Если тысячи человек мечтают об избавлении - как это влияет на реальность? А если тысяча кошек?.. И вообще, так ли уж разнятся реальность и наша мечта о реальности?.. И сном окружена вся наша маленькая жизнь.
Кстати, говоря о реальности и представлениях... Что, если зрителями представления станут прототипы его героев? Что ж, такое ведь бывает. А если герои эти - Народ Холмов, а автор - сам Бард, лично изображающий Оберона перед Обероном? Прекрасная слоистая история, вроде зеркального лабиринта: подлинники заменяют копирующих их актёров, прошлое встречается с будущим, сценарии становятся пророчествами, а жизнь - сценариями... И вновь - о сущности творчества и его цене, а также о магии театра и о постмодернизме - то есть искусства об искусстве и по поводу искусства (и тогда Шекспир был славным постмодернистом)...
А о чём мечтают супергерои и что им снится? Возможно, брать классических героев и погружать их в сферы человеческой депрессии и бытовой неприглядности - прерогатива Алана Мура, но и Гейман неплохо с этим справляется. Супергерои мечтают о смерти, говорит он. По крайней мере, те из них, чьи маски не снимаются, потому что они лишились лиц. Тут можно было бы сказать, какая возвышенная аллегория - женщина, сосредоточившая в себе все элементы материального мира, мечтает о смерти и с её помощью обретает покой, встретившись с Солнцем (и Создателем)... Но это было бы слишком претенциозно и совсем не в духе Геймана или симпатяжки-Смерти.
И, разумеется, ещё нас ждёт немного авторских секретов - а точнее, целый сценарий комикса. Можно проследить, как меняет художник проект автора (порой - значительно), и как автор словами выражает то, что затем художник донесёт до нас в карандаше и туши. Более чем любопытно для всех, кто хоть раз брал комиксы в руки (а вы, верно, брали, раз дочитали до этого места).
Кстати, о карандаше и туши. Несомненно, то, что стиль "The Sandman" выглядит совершенно цельным и единым - во многом заслуга Малькольма Джонса III и его туши. Однако это не значит, что художники вовсе лишились своеобразия, так что не грех и поговорить о них. Келли Джонс любит глубокие тени и крупные планы, а шерсть рисует замечательно фактурную; его Сэндмен очень зловещий, несколько гротескный, скорее повелитель кошмаров, чем чего-то ещё. Чарльз Весс - более изящный, немного art nouveau, великолепен в изображении чертей и гоблинов, его загадочный Сэндмен был бы ко двору на обложке символистских стихов. Коллин Доран - вроде Майкла Дрингенберга, более широкие лица, более чёткие и простые контуры, больше классического комикса, больше материальности - похоже, Смерти такой стиль идёт больше всего.
За сим я вас оставлю наедине со сновидениями. Доброй ночи.

@темы: готишно, лубки заморские

02:38 

Динамичный Дуэт 28. Хрона и все-все-все

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Постепенно перехожу на работу по заявкам... Эдак пейринговая форма скоро исчезнет, но пока поддержим хоть иллюзию её. Тем более, что заказали Хрону из "Soul Eater", а пол Хроны - абсолютная загадка, так что всё нижеследующее может рассматриваться как гет.
Итак, Хрона и...



...Мока




...Кид (не люблю этот пейринг, но что уж поделать)




...Медуза (не совсем, конечно, пейринг, но... сложные это отношения)




...и просто Хрона (хотя, конечно, это всегда пейринг с Рагнарёком, не так ли?)

@темы: отакуёвое, картинко, готишно, благословение Малкава

21:33 

"Пусть видят, как щупальца сильны духом!"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Я уже, должен признать, почти не надеялся на дальнейший перевод, но вот он, радостный день, наступил - я прочитал 36-й том "Berserk" Кэнтаро Миуры! До чего отрадно!
После столь долгого расставания с любимыми героями стоит вспомнить, что с ними. Во время плаванья в Эльфхейм Гатс сотоварищи пристали к маленькому каменистому островку. К несчастью, вызванные Гриффитом перемены в мироздании, приравнявшие реальность к представлениям о ней, сделали ужасающе реальным и лавкрафтианского бога, которому поклонялись рыбаки этого острова - а они стали его злобными осклизлыми щупальцами. Прорубающимся через них мы Гатса и покинули...
Отбив первую атаку щупалец, герои возвратились на корабль, но не отплыли: справедливо заключив, что сам бог далеко ещё не издох, а пытаться уйти на корабле от морской твари - дело безнадёжное, Гатс решает добить чудовище сразу. В сопровождении астральной проекции Ширке он отправляется к священной пещере рыбаков, указанной их новой подругой Измой. Пока они выясняют, что бог действительно очень большой, корабельная команда во главе с Фарнезой повторно встречается со щупальцами...
Некоторую надежду на глобальное развитие сюжета (то, что его нет в этом томе, не беда - тут развивается заложенное ранее; но я боялся, как бы манга в целом не скатилась в серию бессодержательных квестов) даёт новое появление лунного дитя (кажется, ему так и не дали никакого имени?). Кроме того, Ширке, дважды за том выводившая Гатса из-под воздействия доспехов, делает это всё с большим трудом - надеюсь, Миуре достанет вкуса понять, что длить это долго невозможно. Пока же ждём - ох, опять очень долгое ожидание! - завершения лавкрафтианского сюжета. Ход с русалками мне показался достаточно очевидным - вполне естественно, что и этот предмет веры рыбаков и самой Измы в итоге воплотился въяве.
Кажется, с щупальцами Миура нашёл для себя идеальный объект - бесконечные изгибы и извивы, обозначенные тоже изгибающимися штрихами, выглядят очень орнаментарно и оказывают на читателя почти гипнотическое воздействие. Не помню, писал ли я прежде о том, что Изма чрезвычайно милая? Так вот, это так.
В целом не могу не признать, что новая атмосфера "Берсерка", кажется, ставшего ближе к подростковому фэнтези, чем к тёмному - всё больше всё более беззаботного юмора и магии, всё меньше безысходности и жутких изнасилований, - мне не так симпатична, как манга в её классическую пору, но Миура всё же держит марку, и я намерен дочитать "Берсерка" до конца (если доживу).

@темы: готишно, лубки заморские, манго, отакуёвое

00:00 

"Он был ненормальным ещё в детстве, и прежде, чем мы осознали это, создал этот дом"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Прочитал мангу Дзюндзи Ито "Voices in the Dark". это, собственно, не цельная история, а сборник страшилок.
Поэтому, думаю. пройдёмся по порядку...
"Кровососущая темнота" - интересная история с внезапным поворотом. Всё начинается как рассказ об ужасах анорексии и о настоящей любви, но затем... Образ сильный. Едва ли приведёт в ужас, но впечатляет и запоминается. Конечно, глубины тут особой нет (а сюжетная логика - ровно на уровне настоящих страшилок, что рассказывают у костра), но, возможно, засыпание эта история на ночку затруднит... Только представьте, что кто-то так вас любит...
"Призраки золотого времени" ностальгически напомнили лично мне о старой-доброй "Сейлор-Мун", это вполне мог бы быть сюжет одного из эпизодов... Странный и несмешной комический дуэт, тем не менее доводящий публику до истерики... Вот эта история явно слабовата - тут как раз никакой загадки нет, а образ ужасного нельзя назвать ни ярким, ни по-настоящему пугающим.
"Шум эпох" - не столько страшилка, сколько просто рассказ о сверхъестественном. двое туристов видят, как мимо проносится селевой поток, неся обломки зданий и тонущих людей, а через минуту обнаруживают совершенно сухое русло. На мой взгляд, элемент чудесной встречи с потерянными родителями введён зря - он вовсе не нужен и смотрится неорганично.
"Секрет дома с привидениями" отчего-то напомнил мне о Брэдбери. Было у него немало мрачных рассказов ужасов о цирке и ярмарке, и такая история заезжего аттракциона с привидениями ему явно пришлась бы по душе. Хозяин дома с привидениями, похожий на подсевшего на тяжёлые наркотики Лавкрафта, выглядит весьма эффектно, да и прочие ужасы неплохи, хоть рассчитаны большей частью на внезапное выскакивание, и в манге просто не могут сыграть на полную мощность. Сюжет не назовёшь непредсказуемым, но правильная подача делает его ничуть не скучным. Хорошая, запоминающаяся вещь.
"Глицерид" я читал, когда сел ужинать - никогда, никогда так не делайте! История о семье, держащей ресторан-барбекю и оттого всё время живущей среди жира, в промасленном доме; у брата героини наступает пубертат, а с ним приходят прыщи... Манга омерзительно, потрясающе физиологичная, напоминая этим "Gyo". Стивен Кинг выделял три вида воздействия хоррора - страх, ужас и отвращение, и Ито, похоже, один из очень немногих, кто способен третье приравнять по силе ко второму. Это действительно очень жутко. Как "Серая дрянь" того же Кинга, только ещё кошмарней. Не могу перестать тереть лицо...
"Скованные" - история о том, как люди по всей Японии стали вдруг застывать, будто распятые или прикованные к чему-то невидимому, без явной причины, в сознании, но не объясняя своих действий... Девушка-волонтёр пытается помочь им - пока один из "скованных" не оказывается в её собственной комнате... Концепт тут достаточно интересный, вроде ничего неожиданного, но образ хорош - а главное, работает на нагнетание психологического напряжения, на котором построена эта глава.
"Звонок мертвеца" - рассказ о семье, ставшей жертвой бандитов-байкеров, к которой начал являться с извинениями дух их главаря, ожидающего казни. Образ довольно сильный, опять-таки, обращающийся прежде всего к психологическому надрыву... И ставит занятные вопросы о соотношении вины и прощения, хотя и не отвечает на них.
Про рисовку я отдельно распространяться не буду - о стиле Ито я уже и раньше писал, а марку он держит.
В целом сборник небезынтересный, хоть на фоне других работ Ито и не шедевр. Действительно на его уровне - главы с четвёртой по шестую.

@темы: отакуёвое, манго, лубки заморские, готишно

23:54 

Наоборот, потеря девственности приумножает ее достояние (с)

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
"Дракула: Страницы из дневника девственницы" - это фильм основанный на балете, основанном на романе Брэма Стокера. Что из этого могло получиться?..
Образ Дракулы столь популярен последние полтора века (хочется сказать - популярен, как никакой другой), что, вероятно, суть романа Стокера стоит напомнить. А в романе этом вампир был, несомненно, воплощением разврата и порочной, запретной сексуальности. "Дракула" - очень викторианское произведение. Это, однако, определяет не только идею романа, но и сдержанность, с которой она выражена. В "Страницах из дневника девственницы" она подана куда прямолинейней.
Сюжет точно следует роману, насколько это возможно в балете, только структура его несколько изменена. Люси, чувствуя приближение чужака с Востока, ночами горит как в лихорадке, что не мешает ей выбирать жениха из трёх претендентов, на радость престарелой матери, лежащей в герметичном саркофаге, куда служанки накачивают воздух. Но китаец в алом плаще является ей ночью, и девушке становится хуже. Несмотря на организованное доктором ван Хельсингом переливание крови, помочь ей не удаётся, и ложе Люси становится её могилой. Ночью девушка восстаёт, разнузданная и агрессивная, она в лёгкой сорочке бросается на явившихся женихов, приводя их в ужас, и тем едва удаётся пронзить её своими большими кольями. Затем действие переносится к Мине, жених которой находится в больнице после возвращения из поездки к заморскому графу. Пребывание Харкера у Дракулы показано почти дословно, хотя (или скорее благодаря тому) и в очень быстром темпе. Мина читает обо всём произошедшем в его дневнике, несколько смущается, но когда милый друг выздоравливает она, на радостях, пытается перейти от объятий к тому, что делали невесты Дракулы... И, конечно, приводит Харкера в ужас - может, ему и понравилось, но он не хотел бы в этом признаваться даже себе и уж точно не хотел бы, чтоб такое делала не какая-то иностранная девица, а его невеста. На помощь призывается блюститель нравственности доктор ван Хельсинг. Однако китаец-соблазнитель уже овладел не сохранившей чистоты помыслов Миной...
Фильм старается выглядеть так, будто снят до 1930 года. Понятно, что балет хорошо сочетается с эстетикой немого кино. Кстати, танцуют герои далеко не всё время, это всё-таки скорее фильм на тему балета, чем заснятая балетная постановка (сам я к балетному искусству отношусь равнодушно, знаю о нём мало, так что об этом вопросе не могу судить; на меня танцы как таковые, технически, не произвели сильного впечатления). Крайне экспрессивная мимика и жесты, кадр, часто сжимающийся до трясущегося круга в центре экрана, чёрно-белое изображение, местами раскрашенное в яркие цвета, иногда целиком, иногда - только, например, потоки крови (причём не как "Город грехов", а нарочито грубо, напоминая времена, когда по плёнке просто рисовали). В фильме много от немецкого экспрессионизма, как в смысле атмосферы в целом, так в отношении странных образов, вроде машины, в которой живёт мать Люси, или странных декораций (комнату Мины украшает гигантский барельеф с фигурой Христа, а в убежище, куда утаскивает её Дракула, ведут врата в виде гигантской вульвы). Всё это не выглядит, при этом, чрезмерно претенциозным. В общем, фильм красив и определённо интересен визуально.
Идея фильма точно соответствует идее "Дракулы" Стокера, но подана она с иного бока, и потому вызывает более противоречивые чувства. Либидо в женщине есть нечто совершенно неприемлемое и чуждое приличному викторианскому (только ли?) обществу, или скорее - неприемлемое для мужчин в нём. Женщина, которая хочет секса - это чудовище. Крест и длинные, пронзающие колья - вот единственная борьба с этой пагубой. Конечно, джентльмены могут позволить себе маленькие слабости (например, сохранить брошенную в него нижнюю юбку), но для них-то это не так опасно, а вот женщинам и пальцем нельзя прикасаться ни к чему чувственному, или и тонны чеснока не помогут. В последней трети фильма, впрочем, появляются ещё деньги, символики которых я разгадать не смог...
В целом "Дракула: Страницы из дневника девственницы" - небезынтересный опыт.

@темы: важнейшим из искусств..., готишно, нежить немёртвая

23:50 

"Я пришёл не из ада. Я пришёл из леса"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Посмотрел "В компании волков" Нила Джордана. Подумать только, посмотрел только из-за увиденной случайно афиши, ожидая какого-то трэша!.. Но не будем спешить.
Весь фильм, в сущности, сон юной девушки, которую с некоторых пор охватило какое-то странное томление, а вот сейчас она, стянув косметику старшей сестры и (вероятно, впервые) ярко накрасившись, задремала... Это никак не влияет на сюжет, но об этом стоит помнить, поскольку сюрреалистическая структура фильма, в которой рассказанное, воображаемое и действительно происходящее очень сложно разделить, а также его символизм, наиболее понятны и естественны именно в форме сна. По этим же причинам сюжет "В компании волков" очень сложно пересказать достаточно связно. Главная героиня, Розалин - девушка, полагаю, лет тринадцати: её возраст прямо не называется, но манера поведения, сама суть ситуации, начавшиеся после смерти сестры упоминания о том, что скоро ей можно подыскивать жениха - всё говорит, что это уже девушка, а не девочка, но что роль эта для неё ещё совершенно новая. Бабушка рассказывает Розалин, которой "теперь пора это знать", истории про волков и опасности для юных девушек, с одной стороны, явно кое-что, что иначе сказать неприлично, излагая метафорами (и раздражаясь на внучку, которая не всегда это улавливает), а кое-что полагая вполне буквальной истиной. Так Розалин узнаёт, что нельзя доверять мужчинам со сросшимися бровями, что увидев в лесу голого человека, нужно бежать от него со всех ног, что дети священников все оборотни, и, конечно, что чужаки опасны. Розалин, возможно, не уверена, действительно ли "те волки, у которых шерсть внутри" - это волки, но что всё это имеет отношение к тому, что происходит между мужчинами и женщинами, она понимает. У неё есть приятель-сверстник, с которым они ещё предаются вполне детским играм, но который также и зовёт её на прогулки по лесу... Розалин эти предложения теперь пугают, но, хоть и смущённая, вообще-то она не прочь попасть в его объятия во время игры в салочки - впрочем, юноша и сам толком не знает, чего хочет, хотя само желание очевидно... Девушка же не уверена, нужны ли ей вообще эти отношения с мужчинами - а это не больно? а будет ли он хорошо к ней относиться? или, может, волки не так уж плохи?..
В целом сюжет довольно точно повторяет "Красную Шапочку" Перро. Кроме того, бабушка рассказывает Розалин, а Розалин - другим и самой себе, разные истории об оборотнях, включённые в фильм эдакими вставными новеллами (впрочем, остаётся вопросом, насколько прямо они связаны с основным сюжетом). Таким образом задействованы самые разнообразные примеры фольклора, связанного с ликантропией, а равно и связанные с ней архетипы: волк как блудный соблазнитель, как насильник, как самец - сексуальный хищник вообще, оборотничество как проклятие, оборотничество как образ маскулинности, даже оборотничество как свобода от цивилизационных табу... В итоге "В компании волков" - замечательно комплексная зарисовка на тему пробуждающейся сексуальности. "В компании волков" - нечто среднее между "Обыкновенным чудом", "Красавицей и чудовищем", "Кинг-Конгом", "Лолитой" и "Трамваем «Желание»".
Эстетика фильма прелестна - эти домики, огромные узловатые деревья, туман, вечно колыхающийся между ними - всё это, с одной стороны, совершенно сказочное, а с другой - исполнено духом готического ужаса. Во вставных новеллах элемент сюрреализма, того самого метафорического сна, которым, как мы помним, является весь фильм, ещё заметнее, но это единство сказочного и жуткого сохраняется неизменно. Порой образы эффектно просты, порой прихотливы и неочевидны, но фильм при этом очень цельный. Спецэффекты могут порой показаться аляповатыми, но большей частью они (возможно, я, любитель аниматроники и грима, не объективен) выполнены со вкусом, впечатляют и очень к месту.
Актёры хороши, им удаётся не скатиться ни в сугубый реализм, ни в чрезмерный гротеск, и кастинг удачен. Особо нужно отметить Сару Пэттерсон, исполнительницу главной роли - она не только чрезвычайно обаятельна, но и с блеском сыграла довольно противоречивую героиню.
Если вы, как и я, почему-то не слышали раньше о "В компании волков" - вы многое потеряли, постарайтесь восполнить этот пробел. Это, пожалуй, лучший фильм об оборотнях. что я видел.

@темы: ужас замка Морисвилль, трэш, угар и содомия, расчленёнка, готишно, важнейшим из искусств...

23:55 

Подавленные импульсы в комбинезончиках и с молотками

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Они портят вам жизнь, ваши отец и мать,
даже если сами этого не хотят.
Они передают вам все свои недостатки
И сверх того - кое-какие специально для вас,
Но им тоже в свое время испортили жизнь
Идиоты в старомодных шляпах и сюртуках -
То своей слащавой строгостью,
То своей постоянной грызней.
Страдание передается от человека к человеку,
Становясь все глубже, как море далеко от берегов.
Беги прочь как можно скорее
И не заводи детей сам

Филипп Ларкин
Решив после "Бешеной" более внимательно и систематически заняться Кроненбергом, я пока продолжаю идти по списку Кинга, благо там он ещё остался. Сегодня это, конечно, "Выводок".
Итак, некий психиатор-новатор, доктор Рэглан, проводит очень успешную терапию, заставляя пациентов идентифицировать его с персонажами травматических воспоминаний и выплёскивать на него соответствующие эмоции и скрытые обиды и влечения. Муж одной из его пациенток, Нолы Карвет недоволен - доктор требует, чтоб ей разрешалось видеться с дочерью, но мистер Карвет обнаруживает у девочки синяки, несомненно, оставленные матерью. И не мудрено - Нола сама в детстве была жертвой жестокого обращения матери... И вот, когда доктор как раз разбирает с ней этот вопрос, на её мать, присматривающую тем временем за внучкой, совершается странное и чудовищно жестокое нападение... Затем гибнет и её отец. Оказывается, терапия доктора Рэглана настолько эффективна, что даёт сильные соматические эффекты - провоцирует рак, а в случае с Нолой, самой восприимчивой, вызванные напряжённой фрустрацией опухоли превращаются в монструозных детей, стремящихся реализовать подавленный гнев "матери"...
Кроненберг использует метафору родов, полагаю, не случайно. Во-первых, в центре всех показанных психологических травм и конфликтов именно отношения с родителями (и травмы эти передаются по наследству благодаря порочному и ненамеренному взаимному копированию поколений); во-вторых, как бы эффектно не смотрелись, например, телепатические разрушения, всё-таки нельзя придумать более наглядный и эффектный образ, чем фрустрации, обретающие собственную плоть, болезненное отторжение вместе с чем-то, с одной стороны, неконтролируемым, а с другой. происходящим из человека же; и, наконец, это омерзительно, а в финале ему нужно было нечто подчёркнуто тошнотворное, чтоб невозможность для Карвета принять свою жену - по существу, скорее больную или искалеченную, но также и отвратное чудовище, - зритель в полной мере пережил эмоционально.
В данном случае, в отличие от "Бешеной", образ получился достаточно многогранным и сильным, чтоб создать идею и ценность. Наши травмы претворяются в наши комплексы, мы передаём свою боль окружающим и ретранслируем разрушительные импульсы на близких. В общем, весьма психоаналитично и довольно беспросветно.
"Выводок" действительно хорош на многих уровнях. Вполне достойно просмотра.

@темы: ужас замка Морисвилль, расчленёнка, готишно, важнейшим из искусств...

23:59 

Малиново-алая школа, синие черви и жёлтый шабаш

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Похоже, со списком Стивена Кинга мне везёт на шедевры через один. Посмотрел фильм "Suspiria" Дарио Ардженто, и он, надо сказать, куда сюрреалистичнее того же "Ангела-Истребителя" Бунюэля.
Свет и цвет - вот что прежде всего приходит на ум при мысли об этом фильме, и вот кто, по справедливости, его главные герои. В первые же секунды мы погружаемся в атмосферу насыщенного, ядовитого малинового, который порой заливает экран целиком, до предела, а порой присутствует лишь в интерьерах и костюмах, но почти никогда не исчезает (того же, совершенно неестественного, цвета тут кровь, и это, полагаю, вполне осознано). Впрочем, порой малиновый отступает перед другими, столь же насыщенными цветами, а чаще делит с ними экран, чтоб они подчёркивали его кошмарную яркость; чаще всего это мертвенный, ледяной синий, но у некоторых сцен есть собственные цвета. Цвет в "Suspiria" - почти навязчивая идея: это и, как я уже сказал, интерьеры, подчёркнуто нереальные, напоминающие какую-нибудь шкатулку art nouveau, но немного безвкусную и чрезмерную, это и освещение, поставленное великолепно и весьма театральное, и цвет самой плёнки (для съёмок использовали специальную технологию).
Не только работа со светом, но и построение многих сцен напоминает о театре - я могу свободно вообразить их на подмостках. Однако это было бы не совсем верно, поскольку велика в фильме также и роль операторской работы. Если цвет создаёт тревожно-нереальную атмосферу, то продуманно выстроенные планы придают ей угрожающий характер, а движения камеры обеспечивают большую часть не просто страшных, но подчёркнуто пугающих сцен.
Третья, но не последняя по важности, составляющая кошмарности "Suspiria" - это музыка, написанная самим Дарио Ардженто. Порой она напоминает эталонную мелодию из "Хеллоуина" (но только напоминает - фильм Ардженто вышел на год раньше), иногда полна подчёркнутых диссонансов, а вместо вокала - воистину жуткие завывания, вполне достойные преисподней.
В фильме есть несколько нарочито грубых сцен, шокирующих и отвратительных - более, чем экранное насилие обычно. Думаю, это необходимый и, опять-таки, продуманный контраст с присутствующим лишь в подтексте ужасом остального фильма. Тем не менее, по-настоящему страшным его делают цвет и музыка, музыка и цвет на всём протяжении картины.
Вопреки обыкновению, я начал со средств выразительности, а не с сюжета, поскольку сюжет и сам сюрреалистичен - мало что получает тут полноценное объяснение, ибо это не триллер, но история паранойи и агрессивной, враждебной реальности. Понять правильно историю "Suspiria" можно лишь вообразив, как она рассказана.
В некую танцевальную школу в Германии приезжает студентка из США. В ужасную грозовую ночь ей дают там от ворот поворот, и в ту же ночь из школы бежит полуобезумевшая ученица, а затем гибнет самым ужасным образом вместе с подругой, у которой нашла приют. На следующий день недоразумение разъясняется, и главную героиню принимают в школу - преподаватели там чопорны и требовательны, ученицы стервозны и на ножах друг с другом, и всё это выглядит вроде бы вполне нормальной, хоть и неприглядной закулисой балетного искусства. Но американку, без явных причин, охватывает недомогание - и ей приходится переселиться в школу (тогда как поначалу она жила в городе). А там происходят странные и малоприятные инциденты - вдруг разводятся черви или кто-то дышит за зановеской, когда девушки ложатся спать... Отчего-то американкой и её новой подругой овладевает желание раскрыть тайну школы (что за тайна - они и сами, в общем, не понимают), но...
"Suspiria" - отличный фильм. Как для поклонников жанра ужасов, так и просто для любителей красивого артистического кино.

@темы: важнейшим из искусств..., готишно, ужас замка Морисвилль

04:34 

"Простите, что задерживаю вас... Но не могли бы вы предсказать мою судьбу?"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Чу... снег хрустит... прохожий; дева
К нему на цыпочках летит
И голосок её звучит
Нежней свирельного напева:
Как ваше имя? Смотрит он
И отвечает: Агафон.

Александр Пушкин, "Евгений Онегин"

Прочитал мангу Дзюндзи Ито "Undying Love". Как всегда, высококачественный мистический ужас, на сей раз замешанный на внутреннем зле и психологических мотивах.
Структура этой манги в целом напоминает "Uzumaki" - некоторый обобщённый фольклорный мотив, характерный для данного маленького городка, преломляется в разных главах различным образом, заодно нагнетая ужас и ведя весь город к гибели... В данном случае этот мотив - "гадания на перекрёстках", очень популярное в этих местах занятие: нужно встать в углу на перекрёстке, лучше всего в туман (а туманы тут бывают часто), и спросить первого прохожего о том, что тебя волнует. Главный герой, старшеклассник, возвращается в родной город после долгого отсутствия, и ему это поверье совсем не по нутру - в детстве он встретился с отчаявшейся женщиной, беременной от женатого человека, и дал ей очень злой ответ, потому что был расстроен, а ей этой последней капли хватило, чтоб покончить с собой. Легко понять, что самоубийство на перекрёстке, случившееся почти сразу после его переезда, вводит героя в депрессию и обостряет чувство вины. К тому же оказывается, что погубленная им женщина - тётя девочки, в которую он был влюблён с детства (и явственно взаимно), и чувство вины вынуждает героя оттолкнуть её. Тем временем убийства из-за гаданий продолжаются, и, по слухам, виной всему "красавчик с перекрёстка", очень красивый юноша в чёрном, появляющийся в самые туманные дни и дающий только самые плохие предсказания, которые, похоже, приводят к одержимости... Главный герой хочет найти "парня с перекрёстка", естественно, предположив, что тот связан с его детской ошибкой (конечно, это не призрак в европейском понимании, а мононокэ)...
История весьма интересная - полная повторяющихся, взаимно уподобляющихся ситуаций, проекций личных переживаний на призраков и призрачных ужасов - на переживания. Тут не происходит почти ничего столь эффектного, как превращение в улиток или нашествие трупов рыб на ногах, манга сосредоточена на проблеме одержимости - но и сосредоточена настолько, что становится весьма жутко. Не могу не отметить финал - прежде я не встречал у Ито концовок с элементом иронии, и это приятный штрих.
Что до визуальной части, то тут Ито своего стиля не менял. Не типично анимешные, хоть не сказать чтоб реалистические лица, с неизменными тенями под глазами, штриховка, выделяющая детали и придающая рисунку мрачность... Моменты типа "отдай мою руку!!!" прорисованы с подобающим сочетанием натуралистичности и мистики, пугающим даже на статичной картинке.
В целом - как и ожидалось от Ито, весьма достойное произведение, любителям страшилок в их классическом понимании (впрочем, как и триллеров о безумии и вине) "Undying Love" обязана понравиться.

@темы: отакуёвое, нежить немёртвая, манго, лубки заморские, готишно, благословение Малкава

22:56 

Великолепный монтаж снимает вопросы к выбору фильмов. Ах, зловеще!..

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
19.02.2012 в 21:39
Пишет Кошмарный ребенок:

64 фильма ужасов в одном ролике. Наслаждайтесь.


URL записи

@темы: (к)роличег, готишно, ужас замка Морисвилль, цитатко

23:54 

«Дом в лесу» (опыт литературного подражания)

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Объяснять суть нижеследующего текста мне кажется занятием сродни объяснению соли шутки прежде, чем рассказать анекдот. Надеюсь, для любого читателя суть окажется ясной (или я уж совсем бесталанно выполнил задумку; впрочем, не бойтесь спросить). К этой идее меня подвёл ряд разнородных впечатлений и разговоров последних дней.
Произведение не претендует ни на какую художественную ценность, однако автору весьма приятно будет узнать ваше мнение о нём, так что не стесняйтесь.

Я принимаюсь сейчас за этот рассказ, рассказ о событиях, произошедших, когда я был ещё почти ребёнком, много лет назад, по двум причинам. Во-первых, хоть я ещё не старик, но сердце у меня слабое, и врачи говорят, что я не могу рассчитывать на особенно долгую жизнь, а мне не хотелось бы унести в могилу тайну произошедшего со мной и моей сестрой, даже если я сам не вполне понимаю, в чём эта тайна заключается; во-вторых же, хотя, возможно, это лишь игра моих расстроенных нервов (быть может, неведомый читатель пожелает отнести на их счёт и всё нижесказанное – мне, однако, сложно поверить, что столь сильное и так повлиявшее на мою дальнейшую жизнь впечатление было лишь иллюзией), в последнее время я всё чаще слышу за окном невнятные шорохи, особенно когда осенний ветер дует с холмов, завывая даже в замочных скважинах…

@темы: готишно, ...this suddenly isn't fun, типа творчество

04:26 

"Я словно маленькое существо, целиком проглоченное монстром..."

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Посмотрел "The Haunting" Роберта Уайза по роману Ширли Джексон "Призрак дома на холме". Я так многого ждал от этого фильма, что был фактически готов к разочарованию, почти неизбежному при таких больших надеждах - но они полностью оправдались.
Вместо того, чтоб начать с общего описания сюжета, я начну с Элеонор. Всё, о чём я буду говорить ниже помимо неё, также будет соотноситься с Элеонор, поскольку фильм целиком о ней, во всех своих аспектах о ней, я никогда не видел фильма, столь сконцентрированного вокруг одного персонажа. Элеонор - женщина, абсолютно раздавленная своим окружением, хоть ничего особенно ужасного в её окружении вроде бы нет. Она десятилетиями ухаживала за своей больной матерью, полностью подчинённая этому долгу и явно истерзанная её капризами, а после её смерти живёт с сестрой, которая, свободная от этих обязанностей, жила полноценной жизнью, а потому имеет и дом, и мужа, и которая не со зла даже, а по всегдашней привычке искренне смотрит на Элеонор как на пустое место и обузу одновременно. Вырвавшись из её дома, самостоятельно куда-то уехав Элеонор и сама шокирована своей решительностью; это настолько ново и прекрасно - не быть при ком-то, повлиять на ход своей жизни самостоятельно, - что кажется залогом будущего счастья. Всю жизнь жившая с кем-то, причём на правах служанки, какого-то придатка, Элеонор, с одной стороны, очень нуждается во внешнем удостоверении своего существования, в поддержке своей личности, - поэтому она так дорожит Домом На Холме как "своим домом" и рассматривает впервые увиденных случайных людей как своих друзей; с другой стороны, она отчаянно защищает свою самостоятельность, истерически обороняет свой внутренний мир от вторжения, она хочет быть сама. Напряжение между этими противоположными, но происходящими из одного источника устремлениями (а источник этот - крайне слабо выраженное "я" Элеонор, отсутствие у неё ощущения самой себя) и составляет основной конфликт фильма.
В своих внутренних монологах Элеонор зациклена на себе, там очень много "Я, я, я" - "У меня есть место в этой комнате. Эти люди мои друзья. Я одна из них. Я часть чего-то" - но не из-за её эгоизма (эгоцентричностью, возможно, это и можно назвать, хоть и в особом смысле), а, напротив, из-за крайне невыраженного эго. Она словно удостоверяется в своём присутствии, в том, что ещё не растворилась в матери, сестре, доме, чём угодно. Шутка (не очень остроумная и явно очень нервическая), которой она отвечает на знакомство с доктором Марквеем, гораздо меньше шутка, чем исповедь: -А вы, видимо, Элеонор. -В данный момент я в этом не уверена... Ну, бархат носит Тео, а раз я в твидовом костюме, то я Элеонор. С другой стороны это навязчивое внимание к себе заставляет Элеонор проецировать всё происходящее вокруг на себя, она болезненно остро ощущает, что любая фраза, любой факт - о ней; характерно, как она вдруг отчаянно бросается объяснять происшествие в её детстве, из-за которого её пригласили, через пять минут после того, как Марквей упомянул о нём, когда разговор свернул на совершенно иные предметы. Таким же образом Элеонор ощущает, что Дом На Холме - это о ней и для неё (но об этом чуть ниже).
Это мучительное напряжение между жаждой самодостаточности и собственного бытия и страхом перед отделённостью и бытием самой по себе с треском взрывается последней мыслью в жизни Элеонор: "Почему они не остановят меня? Разве они не видят, что происходит? Но это происходит с тобой, Элеонор. Да, наконец-то что-то по-настоящему, действительно происходит со мной".
Особо поговорим о Тео, роль которой, думается, самая важная после Элеонор. Тео - почти полная её противоположность: элегантная и уверенная в себе, спокойная, ироничная, полная достоинства; она шокирует Элеонор, вторгаясь в её внутреннее пространство, то есть озвучивая те её мотивы и страхи, которые предпочитает игнорировать и она сама (ведь Элеонор не только ищет себя, но и прячется от себя же), а делает это потому, что как виктимность, так и навязчивая дружественность Элеонор угрожают защитному панцирю Тео. Ведь они и в этом отношении противоположны, и Тео оберегает своё "я" при помощи равнодушного скепсиса и дистанции по отношению к окружающему бытию. Истерическая реакция Элеонор на неё неслучайна - Тео с её манерами явственно напоминает Элеонор о семье, ещё одном сильнейшем источнике фрустрации, семье, к которой она питает жгучую и давнюю ненависть и из-за этого - также и мучительно сильное чувство вины. Элеонор знает, что Тео может подавить её, и потому воспринимает с определённого момента едва ли не само её присутствие как агрессию.
Теперь к Дому На Холме и тому, что там обитает. Большую часть фильма в доме, в общем, ничего не происходит - а ничего определённого не происходит за весь фильм; тем не менее, он страшный и страшен почти с самого начала. При полном отсутствии призраков их полностью заменяет фраза, которую миссис Дерби, присматривающая за домом, произносит монотонно и невыразительно, обращаясь к каждому новому постояльцу: "Я не остаюсь после приготовления обеда. И не позже того, как стемнеет. Я ухожу перед наступлением темноты. Мы живём в городе, в милях отсюда. Так что если вам понадобится помощь, вокруг не будет ни души. Мы не сможем услышать вас ночью. Никто не сможет. Ближе, чем в городе, в округе никто не живёт. Никто не подойдёт ближе к этому месту. Ночью. Когда стемнеет". Дом На Холме - здание в духе Лавкрафта - тут нет совершенно прямых углов, нет ничего ровного, он всё время как-то слегка искажён, нависает, искривляется; в то же время это добротный, очень прочный дом (я не буду цитировать знаменитый первый абзац романа Ширли Джексон - вы и сами его легко найдёте), не то что обычные ветхие дома с привидениями; это не живой мертвец, тянущий к жертве свои гниющие руки, разваливаясь на ходу, Дом На Холме скорее похож на ветровое стекло грузовика, о которое разбиваются мошки. Это могучая, постоянная сила, явственно превосходящая возможности к сопротивлению колеблющейся, слабой Элеонор. Что до неё, то дом становится для неё своего рода зеркалом во многих смыслах: это проекция её собственного эго, она отождествляет себя с домом и оттого чувствует себя цельной только в нём; это проекция доктора Марквея как идеального возлюбленного, они с домом "предназначены друг для друга", и Элеонор ревнует к миссис Марквей дом так же, как до того - доктора; наконец, это просто собственный дом, несомненный образ рая и вершина мечтаний на протяжении всей жизни Элеонор. В этом смысле велик соблазн счесть, что мы вообще смотрим не историю про призраков, а историю навязчивого бреда - однако в Доме На Холме всё-таки действительно что-то происходит, дверь ведь выгибалась не сама; но одно, конечно, не мешает другому - почему бы это не быть истории о том, как сила дома покорила и без того склонный к безумию разум? Правда, лично я (но это я; почти уверен, что режиссёр возможности такого прочтения не подразумевал) задаюсь вопросом - а насколько реальна сама эта дверь и все свидетели, насколько реально всё в фильме, кроме домашнего скандала Элеонор и её отъезда? Эти сцены кажутся мне неуловимо, но сильно отличающимися от остальных, и я не могу не задуматься, а не является ли Дом На Холме просто тем самым "домом со львами", который Элеонор наконец нашла - в своей голове?..
После всего сказанного и в отношении такого прекрасного произведения говорить о технике кощунственно, но я всё же не могу и умолчать. "The Haunting" прекрасно срежиссирован. Ритм сцен, монтаж, использование света, построение кадра - всё именно так, как нужно. И, говоря о последнем - в фильме гениальная, я повторяю, гениальная операторская работа. Как вышло, что оператор Дэвис Болтон не был ни на что номинирован за неё - для меня загадка. То, что он делает с камерой, просто потрясающе, и львиная доля того впечатления, которое производит фильм (подчеркнём - вся мистика в фильме целиком показана благодаря камере да простейшим звуковым эффектам), является заслугой оператора.
"The Haunting" - великолепный фильм, смотрите ли вы его как пробирающий до костей мистический фильм ужасов или как своего рода гимн фрустрации и депривации. Он хорош и по форме и по содержанию. Жажду теперь прочесть и оригинальный роман.

@темы: благословение Малкава, важнейшим из искусств..., готишно

04:38 

In space no one can hear your "Hasta la vista, baby"

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Вот уж не думал, что из такого сочетания фэндомов и песни (тем более, что сама по себе она... не весьма удачная, говоря тактично) может выйти что-то хорошее, но прекрасно же!


@темы: (к)роличег, готишно

Хомячковое королевство

главная