Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: готишно (список заголовков)
18:51 

Набег на dA: чудовища

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:52 

Кое-что об эскимосах и абортах

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
29.04.2016 в 14:51
Пишет фея в шляпе:

Ангиак - специфический вампир аляскинских эскимосов, брошенный в тундре (или, как вариант, скинутый со скалы) ребёнок, который после смерти становится преследователем своих родственников и, в особенности, матери.

У нескольких братьев была только одна сестра, которой они не позволяли выйти замуж. Тем не менее у нее было множество поклонников, и в конце концов она забеременела; из-за попреков братьев она тайно скинула дитя, но ребенок этот обрел сознание и стал ангиаком. Он подобрал собачий череп и стал использовать его как каяк, а кость из человеческой руки — как весло. Каждую ночь он тайком пробирался в дом и ложился рядом с матерью сосать ее грудь, а днем занимался тем, что преследовал в море ее братьев и делал так, что они переворачивались и гибли один за другим. Завершив свою месть, он раскаялся в сделанном и бежал на север; там он потихоньку пробрался в дом, где в этот момент вызывали духов. Ангакок* сразу заметил его (посредством «второго зрения»); но, когда люди в доме зажгли свет и начали искать его, он перепугал всех насмерть.
После этого он стал еще могущественнее, но вернулся в селение своей матери и укрылся в куче мусора. Случилось так, что ангакок того селения как раз собирался вызывать духов, чтобы определить причину гибели братьев. Сестра сперва отрицала, но в конце концов призналась в своем грехе и сказала: «То, что я родила, еще не было настоящим ребенком». Как только она произнесла эти слова, ангиак ощутил боль в голове, а когда она продолжила рассказ, он лишился чувств и умер.


Шикарные, шикарные эскимосские сказки. Лучший фольклор эвер.

URL записи
*Ангакок (ткж. ангакук) - колдун, шаман у гренландских эскмосов

+

Одна женщина, жившая в большом и многолюдном доме, рожала, как вдруг повитуха, помогавшая ей, воскликнула в ужасном смятении: «Ах, это не ребенок, это чудовище с огромными зубами; оно грызет мою руку!» Пока она кричала, все обитатели дома в страхе разбежались; часть убежала к лодке, которая лежала перевернутая вверх дном, часть – на верхушку высокой скалы; только двум мальчикам и их сестре не хватило там места, и они бросились к кладовой с продуктами. Тем временем чудовище появилось у входа в дом. Оно тянуло за собой собственную мать; волосы ее рассыпались по всему телу. Сначала чудовище набросилось на тех, кто нашел убежище под лодкой. Само оно не могло взобраться на помост, поэтому сгрызло внизу подпорки; лодка накренилась, люди посыпались вниз, и чудовище сожрало их всех. Затем оно направилось к скале; те, кто нашел там убежище, от страха начали толкаться и спихивать друг друга. Они толкались до тех пор, пока все, кроме одного, не оступились на вершине и не скатились кубарем вниз. Тогда чудовище приказало скале опрокинуться и так разделалось с последним из укрывшихся там. Убив всех этих людей, оно направилось к кладовой, но остановилось и вместо этого вползло в главный дом; так повторялось несколько раз, причем с каждым разом оно оставалось внутри чуть дольше.

Во время последнего такого отсутствия дети убежали из кладовой далеко в тундру, так что и дом, и кладовая скрылись из глаз. Они бежали, пока не увидели незнакомый дом. Они вошли в дом, рассказали свою историю и остались там ночевать. Большинство обитателей дома заснуло; сестра, однако, от страха не могла спать. В полночь она услышала, как кто-то сказал: «Скорее всего, они сами убили своих домашних, хотя и рассказывают нам странные истории. Безопаснее всего будет убить их утром». При этих словах она сильно встревожилась и, когда все уснули, подняла братьев.

Они снова бежали и добрались до другого дома, где их ждала такая же участь. Но на этот раз, убегая из дома на вторую ночь, сестра взяла башмак одного из братьев и толкнула им несколько раз входную дверь. Одновременно она произнесла заклинание, или проклятие, на всех обитателей этого дома.

Они снова двинулись в путь и встретили человека необычайной величины, который нес на плечах половину оленьей туши. Сестра тогда сказала младшему из братьев: «Иди и попытайся объяснить ему, что заставило нас прийти сюда»; и она подсказала ему нужные слова и научила, как говорить. Когда мальчик закончил, встреченный человек взял их с собой в свой дом; внутри он оказался очень уютным, а стены были сплошь увешаны оленьими шкурами. Они все остались в доме и приготовили себе поесть из сушеного мяса. Когда это было сделано, девочка сказала братьям: «Оленина – хорошая еда, в этом не может быть никаких сомнений; но что сделает ее еще лучше?» – «Конечно, если смешать ее с вкусными куропатками, будет еще лучше». – «Поэтому вы должны выйти поскорее из дома и добыть несколько штук». Они ушли; послышалось хлопанье крыльев, и вскоре братья принесли в дом множество птиц. За очередной трапезой, уже с куропатками, сестра снова заговорила о том же: «Куропатки, конечно, прекрасны, но что сделает их еще лучше?» – «Разумеется, для этого к ним нужно добавить немного зайчатины!»; они вышли из дома и наловили множество зайцев. Так и пошло: сестра много раз повторяла одно и то же, упоминая при этом всевозможных зверей и птиц, и в конце концов сказала: «Молодые сердлер-наки (сказочные птицы) просто великолепны, но взрослые птицы – о, идите же скорее! Скорее!» Но великан, у которого они жили, сказал: «Я никогда не охотился на этих птиц без некоторых опасений; когда самка выводит птенцов на подветренном берегу вон того мыса и ловит для них тюленей, она очень опасна». Тем не менее все они выбежали из дома посмотреть на птицу; но, увидев, как она сидит на верхушке скалы и время от времени хищно на них поглядывает, перепугались и вернулись в дом. Остался только младший брат – и птица разорвала его на кусочки. Тогда сестра воскликнула: «Пришла, видно, пора мне вмешаться!»; и они все вместе выбежали из дома. Девочка быстро сняла с ноги башмак, ударила им птицу и убила ее на месте. После этого она разрезала ее и обнаружила, что сумка ее полна тюленьих костей; нашлись среди них и кости ее брата. Она тщательно выбрала их все и унесла с собой. Еще в дороге она почувствовала, что кости шевелятся в сумке; а подойдя ближе к дому, она выложила их на землю, и брат ее быстро ожил – судя по всему, целый и невредимый, и все они благополучно добрались до дому.

(С)


@темы: готишно, нежить немёртвая, трэш, угар и содомия, цитатко

23:45 

Набег на dA: монстры

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
09:42 

«Самая обычная сказка о Принце и Ведьме». Глава 3. Яйцо

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Фандом: Soul Eater, Shoujo Kakumei Utena
Бета: WTF Soul Eater 2016
Размер: миди, 8106 слов
Персонажи: Хрона, Анфи, Вакаба, Саёндзи, Дзюри, Тога, Мики, Акё
Категория: джен
Жанр: драма, дарк
Рейтинг: R
Примечание: АU, кроссовер
Краткое содержание: лишь один клинок способен принести в мир Революцию

Глава 1.

Глава 2.

Глава 3

@темы: готишно, типа творчество, расчленёнка, отакуёвое

16:25 

Ох уж эти мне сказочники...(с)

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Думаю, что я не писал тут про сборник "Мать извела меня, папа сожрал меня". Так как на днях я дочитал его вторую часть - "Папа сожрал меня, мать извела меня", то напишу сразу об обеих, тем более, что концептуально это один массив текстов.
Замысел сборника - собрать современные тексты, в первую очередь авторов мейнстрима, так или иначе основанные на классических сказках или вдохновлённые ими. Иногда это действительно пересказы сказок, более или менее изменённые, иногда источник темы или сюжета можно было бы и не заметить, не будь рассказ поставлен в такой общий контекст. Сборник изначально англоязычный, что отражено и в составе авторов, но есть среди них и японцы, и русские...
Если говорить об общем впечатлении, то я лично сделал пару наблюдений. Во-первых, что вполне предсказуемо, есть тенденция уделять основное внимание второстепенным персонажам оригинальных сказок, и такие сюжеты составляют если не большую часть сборников, то не меньшую их долю, чем переосмысления сказок в контексте гендерной, расовой или социальной проблематики. Во-вторых, и это уже более интересно и неожиданно, удивительно часто встречаются рассказы про маргиналов разного рода, про бомжей, бедняков. людей, лишившихся своего статуса, уродцев, наркоманов и т.д.; конечно, маргиналы и изгои - постоянные герои и сказок, но тут в их число входят и прежние принцы, принцессы и всякие волшебные помощники. Маргинальность и антисоциальность - явно главная тема всего сборника.
Пройдемся по рассказам. Постараюсь упомянуть все, но кратко или пространно - в зависимости от качества.
Первый том, "Мать извела меня, папа сожрал меня":
"Баба Яга и Пеликаничка" Джой Уильямз не основана ни на какой конкретной сказке, а скорее на эстравагантном лингвистическом предположении, что слово "баба" родственно названию пеликана. По сути это просто довольно плоская, хоть и неплохо написанная эко-агитка, лишь формально замаскированная под сказку, но чуждая этому жанру.
"Страсть" Джонатона Китса - гораздо более интересное переложение "Снегурочки", возвращающее сюжет в такой совсем дремучий языческий контекст. Очень любопытно и то, что автор утверждает - такой он эту историю запомнил в детстве, когда впервые слышал или читал, но найти этот вариант потом не смог и создал его. Любопытная и стоящая внимания вещь.
"Где я была" Людмилы Петрушевской - прекрасная, очень жуткая и грустная история про Бабу Ягу, про девяностые, про одиночество и мало ли про что ещё. Правда, на мой вкус текст работал бы - может, даже лучше - и без финального поворота, но в любом случае он очень хорош. Это - первый из примеров работ, работающих на обоих уровнях - и как сказка, и как реалистическое произведение мейнстрима, и равно качественных и убедительных в обеих ипостасях.
"Брат и птица" Алиссы Наттинг основана на той самой "Сказке про можжевельник", из которой взято и название сборника. Это очень сказочный сюжет, хотя и рассказанный как современная история и в современном изложении, очень жуткая и странная. Наттинг ставит интересный вопрос о роли и ответственности сказочных отцов - тех, которыми всегда так легко манипулируют мачехи. и об абьюзивных семьях в принципе. Ну и просто на образном уровне вещь пронзительная, очень рекомендую.

Ту би, как говорится, континьюд...

@темы: готишно, смотрит в книгу - видит..., трэш, угар и содомия

04:16 

«Наследство». Глава 3. Сапоги.

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:58 

Набег на dA: жуть и поенемногу из поп-культуры

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
17:10 

Набег на dA: фольклор, монстры и немного Харли

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:58 

«Наследство». Глава 2. Кот.

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:59 

Садизм vs. катарсис: ужас в одной отдельно взятой хижине

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Я пропустил в своё время "Хижину в лесу" Дрю Годдарда в кино и немало сожалел об этом. Наконец-то я смог наверстать упущенное... и всё ещё жалею, что не увидел всё это на большом экране.
"Хижина в лесу" встречает нас стереотипным набором персонажей: будущей Final Girl, одинокой, чуть застенчивой заучкой, её шлюховатой гиперакивной подругой, её бойфрендом-мачо, comicrelief'ом с бонгом и более-менее обычным парнем, в котором Final Girl будет влюбляться. Все они узнаются с первого взгляда, но волноваться не стоит - фильм не совсем про них, и мы об этом знаем, ведь в первой сцене мы видим пару немолодых мужчин с видом типичных офисных служащих, которые готовятся к какому-то большому проекту. Именно вместе с ними нам предстоит наблюдать типичный молодёжный хоррор в исполнении вышеупомянутой пятёрки. Смотреть "Хижину в лесу" очень весело: даже если вы один, то рядом как будто есть приятели, комментирующие происходящее и понимающие, кто в каком порядке умрёт, не хуже вас.
Что такое "Хижина в лесу"? Это, в общем, культурологическое исследование в форме художественного фильма. Написал же кто-то - вернее, нарисовал - недавно диссертацию по физике в формате комикса. Существует немало фундаментальных работ о природе жанра хоррора, о его психологических истоках, образной системе и о том, как он взаимодействует со зрителем. И вот ещё одна, только отвечающая на эти вопросы выразительными средствами самого хоррора. По-моему, сама по себе идея восхитительна, но не подкачало и исполнение.
"Хижина..." эксплуатирует жанровые клише хоррора, но, как я уже отметил, фильм прежде всего даёт нам понять, что он не хоррор (хотя в последние полчаса смотреть его изрядно страшно - или, как минимум, неуютно, не то что уморительный первый час). На определённом уровне это пародия: об этом говоря и иронические кальки сцен узнаваемых фильмов вроде "Зловещих мертвецов", и откровенно цитатный набор монстров (это настоящая энциклопедия жанра, и я ещё потрачу немало времени, рассматривая общий план "кубика Рубика" с клетками и собирая все отсылки), и деконструкция жанровых штампов, в особенности тех, чья условность и нереалистичность уже обсуждена всеми фанатами сотни раз.
Но центральные сцены фильма не эти, а те, где уже упомянутая пара работников средних лет, чернокожий охранник и порой другие персонажи обсуждают то, что видят вместе с нами на экранах. Как я уже сказал, это всё равно, что идти на фильм вместе с приятелями.
О том, зачем люди смотрят хорроры и что из них извлекают, написано довольно много разного. Есть популярное мнение, что слэшер - это заменитель снафф-порно, чисто мужской жанр, в котором зритель идентифицируется с безликим убийцей с его неизменно фаллическими орудиями и сублимирует стремление к брутальному доминированию над сексуальными девушками. Имеется и другой взгляд, согласно которому слэшер обманывает зрителя, ненадолго погружая его в роль убийцы, а тем временем выстраивая симпатию и идентификацию с final girl, вместе с которой в финале зритель переживает катарсис. Стивен Кинг полагал, что на самом поверхностном уровне ужасы позволяют нам выпустить своего внутреннего дикаря и действительно имеют несколько садистскую природу, но на более глубинном уровне в ужасах, как в сказках и многих мифах, нам важно именно финальное восстановление порушенного порядка и гибель чудовища... а под этим прячется инстинкт разрушения и жажда увидеть, как весь этот подавляющий, осточертевший порядок катится ко всем чертям. Не буду спойлерить, какой из подходов применён в "Хижине...", отмечу лишь, что Дрю Годдард и Джосс Уидон явно знакомы со всеми перечисленными и многими другими мыслями о восприятии хоррора и отношении зрителя к происходящему на экране.
Возможно, именно поэтому последние полчаса так пугают: вместо целлулоидных архетипов Девственницы, Шута или Шлюхи в опасности оказываются практически наши соседи по кинотеатру, с которыми мы поневоле идентифицируемся. Фильм ломает "четвёртую стену", формально не делая этого.
"Хижина в лесу" не уникальна. Наверное, ни один жанр не тяготеет так к деконструкции самого себя, как ужасы. Те или иные элементы сюжета или типологические схожие черты были в "Бест Нью Хоррор" Джо Хилла, "Сезоне дождей" Кинга, в фильмах Уэса Крэйвена (таких, как "Крик" и "Новый кошмар") и во многих, многих других произведениях. И даже в не ориентированных на это фильмах нередко иронически дистанцируются от жанровых клише, которые эксплуатируют, как это начали делать с определённого момента в "Пятнице, 13-е". Но, кажется, впервые в центре внимания оказывается именно зритель и его отношения с произведением.
И, конечно, "Хижина в лесу" снята на очень высоком уровне. Удивительно для режиссёра-новичка, но Годдард отлично прочувствовал и простроил темпоритм фильма, а также сформировал его атмосферу. Он прекрасно играет на двуслойности происходящего, переключаясь с хижины на центр управления и обратно ровно в нужные моменты, где создавая комический эффект, а где и усиливая напряжение. Также Годдард прекрасно воссоздаёт атмосферу классических хорроров, но есть у "Хижины..." и своё лицо, а не только филигранные заимствования: например, многие сцены тут очень тёмные, сняты почти при натуральном освещении ночного леса или подвала. И, конечно, потрясающий калейдоскопический динамизм всеобщего истребления: это не просто клип-шоу отсылок ко всем иконам жанра сразу, быстрые монтажные переходы и разница настроений, угла съёмки и даже освещения и цветности создают совершенно особое и очень сильное ощущение паники и невозможности укрыться.
Радует и актёрская игра. Тут также соблюдён принцип двухслойности: подростки в хижине играют несколько нарочито, с типичной для таких фильмов экспрессией, тогда как в центре управления поведение персонажей куда непринуждённей, а реакции более приглушённые. Хотя все актёры выступили достойно, мои любимцы - Фрэн Кранц в роли Марти и безумно обаятельный Ричард Дженкинс, исполняющий роль одного из координаторов проекта.
В общем, если вы любите жанр ужасов, то, по-моему, вам нельзя пропустить "Хижину в лесу". Не столько даже потому, что она хороша как образец жанра (а она хороша), сколько потому, что это очень, очень интересный разговор о жанре. Посмотрите "Хижину...", а потом включите свой любимый хоррор и следите за собственными реакциями - это наверняка будет любопытно.

@темы: ужас замка Морисвилль, готишно, важнейшим из искусств...

16:17 

Набег на dA: монстры и няши

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
14:10 

«Наследство» Глава 1. Дом

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
10razsobaka, вот и тебе подоспел, наконец, подарок! Я закопался с новогодним подарком, и тем временем наступил твой день рождения, но и к нему запоздал. Чтоб не откладывать дела совсем в долгий ящик - а текст, по мере того, как я пишу, всё растёт в своём финальном объёме, - я решился подарить тебе пока лишь первую главу. Надеюсь, тебе понравится, и постараюсь закончить этот рассказ поскорее. Бодрости духа и творческих успехов!

Сообщение о том, что я стал наследником, явилось для меня неожиданностью, а пришло, как я узнал позже, с опозданием. Из-за невнимательности душеприказчика сообщение о смерти моего деда было отправлено на адрес дома, где я провёл детство. Однако после смерти моего отца то жильё стало нам не по карману, да и оказалось чрезмерно большим для потребностей двух человек – меня и матушки. Последняя ныне проживала в небольшом и уютном пансионате в Провиденсе, организованном некоей добродушной вдовой, я же нашёл приют в общежитии при Мискатоникском университете, где изучал в то время гидрологию...

@темы: типа творчество, готишно, ...this suddenly isn't fun

13:09 

Набег на dA: Мрачнота, страшнота, немного милоты

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:59 

Набег на dA: мрачнота, мультики и пони

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
17:54 

Набег на dA: язычество и «Охотники за привидениями»

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
10:19 

Набег на dA: мрачнота и фэнтези

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Кэтдольф Серый

Криппи-криппи

Трансформер из грузовиков против трансформера из Китайской стены... ЧТО.

А я ещё удивлялся, когда мне предсказывали бешеную популярность попы ГоГо Томаго...

Церас Виктория в её поздний период

Когда-то тут уже был похожий комикс про эту пару ведьм... Хеллоуински.

Завораживает... И я внезапно хочу в Барселону.

Метконосцы отмечают Ночь Кошмаров со своими обновками.

Всего пару недель назад я предлагал вам один из лучших известных мне артов с Медузой Горгоной... Но вынужден изменить своё мнение. Из лучших - этот!

Этот арт сразу напоминает, сколько ещё Малкавиан я не отыграл...

Оно такое стрёмное и уродское. *__*

Постройка фентезийного боевого робота... и Альфонса Элрика?

Пасть и ноги. А что ещё нужно.

@темы: I will kill everyone and burn everything to ashes. Then I will go home, masturbate and sleep., friendship is manly, ЯРОСТЬ ТОПОРА!!!, благословение Малкава, готишно, два кольца - премудрым эльфам, два конца - пещерным гномам..., западная мультипликация разрушает мозг, картинко, нежить немёртвая, отакуёвое

15:27 

Have a scary Halloween!

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:56 

Набег на dA: жуткое и мерзкое

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
23:45 

"Браки заключались ради денег. А ужасы... ужасы были во имя любви."

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский
Говорить про "Багровый пик" Гильеромо дель Торо довольно сложно, так как я хочу избежать спойлеров (серьёзно, это стоит увидеть самим), а все самое интересное в фильме, вся его специфика и суть связаны именно с развитием сюжета, с тем, что оказывается и кажется. Поэтому мне придётся вальсировать вокруг сути, но не уверен, что моего изящества достанет, чтоб не погасло пламя свечи.
С самого начала я начал гадать о жанровой и стилистической принадлежности этого фильма. Мия Васиковская наводит на мысль о Бёртоне, своеобразное цветовое решение (я ещё вернусь к нему) - о хаммеровских ужастиках, а порой кажется, что это просто костюмная мелодрама. Дель Торо нарочно оставляет очень много прямых отсылок то туда. то сюда... и, конечно, с определённого момента - к вампирскому жанру. Именно расшифровкой жанра, а не наблюдением за судьбой главной героини (то, что судьба её печальна, вполне очевидно) "Багровый пик" увлекает как минимум в первой своей половине.
В итоге в основе фильма, как выясняется, лежат всё-таки нормы и условности готического романа. В полном соответствии с ними - и точно так же, как в "Хребте дьявола" - настоящими чудовищами оказываются люди, а призраки только стремятся помочь, но почти бессильны это сделать.
В "Багровом пике" завораживают резкие контрасты. Это то самое таинственное и бесконфликтное взаимопроникновение жанров и стилей, так несхожее с их осознанным постмодернистским смешением. Брутальный реализм - не кровавость сама по себе, а именно достоверность всех этих порезов вместо традиционных киношных пятен крови, труп на прозекторском столе, проломленный череп которого попадает в поле зрения камеры, - соседствует нарочитой условностью главной декорации. то есть дома Шарпов, где в в потолке дыра, отовсюду течет алая слизь, а по стенам сидят бабочки.
Изречение про судьбу ружья от первого до третьего акта изрядно замылено, но в "Багровом пике" оно приобретает новые оттенки. Здесь есть несколько огромных пушек, дула которых оказываются сделанными из папье-маше, зато каждый игрушечный пистолетик выстреливает зрителю в лицо в самый неожиданный момент. Случайных деталей в фильме действительно нет - они либо играют роль, либо подчеркнуто не играют.
Разве что цветовое решение осталось для меня загадкой - вернее, его нарочитая ясность. Как я уже сказал, цвета в "Багровом пике" в традициях хаммеровских хорроров, насыщенные, но неяркие. Почти в каждой сцене явно доминирует одно из трёх основных сочетаний цветов: золотисто-жёлтое - в сценах в Америке, безопасных и домашних сценах (блондинистые волосы героини - именно знак связи с тем, разумным и добрым миром, а не избранности, как это обычно бывает; эмблема Персефоны в аду), красно-зелёное - в мистических сценах и в момент угрозы, и, наконец, чёрно-белое как универсальный символ холода, умирания и безнадежности.
Однако всё вышесказанное считывает с интересом аналитический рассудок. Тогда как сердце занято иным. "Багровый пик" - не режиссёрский фильм, несмотря на интересную подачу. Это бенефис актёрского трио, склонного превратиться в дуэт. И как же он хорош!
На "Багровый пик", почти ничего заранее не зная о фильме, я, несмотря на свою любовь к режиссёру, шёл в первую очередь ради Тома Хиддлстона; мне было любопытно, сможет ли он не стать работ одной роли и сыграть в мейнстримовом блокбастере, не играя при этом Локи (что Хиддлстон может играть - я не сомневался, вопрос - дадут ли). Теперь я за него спокоен - дель Торо дал Хиддлстону пространство для работы, и тот выдал мощную игру, создал сложный и многослойный образ. С Джессикой Честейн я прежде знаком не был (вернее, не запомнил её, хоть и видел фильм с её участием) - и как приятно открыть для себя столь мощную актрису. Её образ менее неоднозначен, чем у Хиддлстона, зато в него Честейн вложила невероятную страсть; в то же время актриса нигде не переигрывает - но напряжённостью от неё веет, даже когда она молчаливо играет на пианино в первой своей сцене. На совместной работе их пары, на взаимодействии зыбкой неоднозначности и вечных колебаний Хиддлстона и огненного тайфуна (или, как минимум, жутких грозовых туч во взгляде) Честейн и строится весь фильм. Поставленный в духе готического романа "Багровый пик" посвящён, конечно, роковой страсти, и именно этой страстью актёры переполняют экран, именно она захватывает зрителя и несёт до финала, не давая перевести дух. Именно актёрская игра и в первую очередь - взаимодействие Хиддлстона и Честейн, превращает "Багровый пик" из качественного, но проходного зрелища, в кино, которое не скоро забывается.
В фильмографии дель Торо "Багровый пик" едва ли будет выделяться: в нём режиссёр не достиг новых вершин и не сделал ничего для себя непривычного. А вот фильмографии всех основных актёров он, смею надеяться, украсит.

@темы: благословение Малкава, важнейшим из искусств..., готишно, ужас замка Морисвилль

23:54 

Набег на dA: Хеллоуин, бесы и роботы

Научишься добру благодаря бобру (с) Филипп Танский

Хомячковое королевство

главная